.RU

Комета галлея




Милена Фадеева


КОМЕТА ГАЛЛЕЯ


(Литературный сценарий художественного телевизионного фильма.)


© Милена Фадеева 2008

«Разве ты смотришь на небо потому, что не видел его раньше?»

Слова Ванталы


ПРОЛОГ.


(Во время пролога звучит музыка, идут вступительные титры фильма, откуда-то издалека доносится мужской голос.)


…Спортивные трусы и майка-борцовка,…на голове, мягкий защитный шлем. Она вытягивает руки, их тут же начинают крепко бинтовать,…затем надевают боксерские перчатки…

- …она самая яркая и самая таинственная… Иногда она выглядит агрессивно и зловеще, ага, я не шучу. А иной раз бывает такой нежной и романтичной…

…Она открывает рот и в него тут же вставляют капу. Легкой, прыгучей походкой, она идет вдоль ринга…

- …ее можно встретить только раз, слышишь, только один раз в жизни…

…Она наносит удар…еще один…Сначала бьет рукой в челюсть, затем наносит круговой удар ногой. Противница бьет ее локтем, затем резко, коленом. Она наносит ответный удар, делает подсечку. И снова бьет противница. На этот раз бьет ногой в голову. Это нокаут…

- … Увидев ее, человек испытывает незабываемые эмоции…Да, чуть не забыл…еще она зовется «виновницей земных бед», поскольку появляясь, приносит людям разные трагические события …

…Она падает, ударяется головой об пол, так, что капа вылетает изо рта…

- …Хотя я, лично, считаю, что она вовсе не злой рок, даже наоборот…

…В глазах пелена. Сквозь эту пелену она видит, как судья берет противницу за руку, поднимает эту руку высоко-высоко…

- …лично я считаю ее счастливым знаком…

…Она крепко стискивает зубы, отрывает свое тело от пола и тащит его к стулу. Падает на этот стул…

- …ведь благодаря ей, я встретил тебя…

…Ее разбитый, истекающий кровью лоб обтирают полотенцем, массируют руки. Затем дотрагиваются до век, широко раскрывают ей глаза. Все плывет и внезапно темнеет…

- Ты больше никогда не будешь драться. Слышишь? Запомни это…


Титр:


^ КОМЕТА ГАЛЛЕЯ


МОСКВА. УЛИЦЫ ГОРОДА. «СКОРАЯ ПОМОЩЬ».


- …этот проклятый камень проткнет мне все внутренности… Оё-ё-ё-ой! Больно, больно как! А-а-а…. Лучше бы я еще раз родила…

- Мама, какие роды в восемьдесят четыре года? Ну что ты несешь???!…

- …мне Шубин плеер отдать должен, я в интернет-кафе с ним встретиться хотела…

- Дуся, закрой рот, бабушке плохо, а ты про плеер…

- О-о-о-ой…У меня в серебряной шкатулочке лежит сберкнижка…там сумма приличная…похороните меня на эти деньги…ай…о-о-ой…платье на меня наденете крепдешиновое, в розочках…о-о-ой!!!…больно…

- Бабушка, ну потерпи, пожалуйста…

- Кольца и ожерелье с камушками ты, Таиска, себе забери…будешь замуж выходить, нарядись в них…

- Какое, на фиг, замуж, кому она нужна такая…

- Да ты сама, кому нужна, чудовище…

- Алло…Да, Игорь…нет, не могу…я в «скорой»…Что?... Нет, со мной все в порядке, у мамы опять камень…какой-какой, ясно, что не драгоценный…ну да, у нее вечно камни в самый неподходящий момент…

- Нет, в розочках не хочу…, хочу блузку с жабо и камею с хризолитом…ой-ой…

- Тайка, подвинься, ты мне на ногу наступила…слонопотам какой-то, а не человек…

- Да заткнете вы все рты или нет?!!! По телефону поговорить не дадут…Да, Игорь…

- Люлечка, и мне тоже рот заткнуть???

- Нет, мама, ты свой можешь оставить открытым…Да, Игорь…


Вспышка яркого света…из подземного туннеля, мигая и визжа сиреной, выезжает машина «скорой помощи»…несется по дождливым улицам Москвы…


^ МОСКВА. БОЛЬНИЧНЫЙ КОРИДОР.


Вдоль длинного, унылого, местами обшарпанного коридора, лысый, суровый, похожий на киллера, санитар быстро вез каталку. Видавшая виды каталка поскрипывала маленькими колесиками. На каталке возлежала старушка - сухонькая, ухоженная, с забавным детским личиком и гримасами капризного ребенка. За ней, едва поспевая, бежала полная, грудастая, уже немолодая, но вполне еще привлекательная женщина. За женщиной, отстав на полшага, неслась, шаркая джинсами, кудрявая, экстравагантно одетая девушка лет двадцати пяти. Следом за ней семенила ее младшая сестра, конопатая, взлохмаченная девчонка-тенейджер. Во время всего этого длинного, но стремительного проезда старушка жалобно стонала, ахала и охала, нудненько гнусавила. Женщина, тем временем, оживленно трещала по мобильному телефону. Ее старшая дочь не спускала с бабки цепких, внимательных глаз. Младшая же, наоборот, смотрела мимо, недовольно сопела носом, бубнила что-то возмущенно. Проходившие по коридору медработники с любопытством взирали на эту весьма странную четверку. Все четыре дамы вели себя весьма экспрессивно.

- …я на семь вечера записалась на маникюр, я ноготь сломала…На маникюр, ма-ни-кюр…алло, ты меня не слышишь?!...что-о-о?...Игорь, подожди…ну не рычи…, - женщина поправила на бегу, съехавшую с плеча сумочку, прижала плечом мобильник. - Нет, всё, маникюр отменяется, я сразу к тебе поеду, только не злись…Да, я буду со сломанным ногтем…Ты меня не разлюбишь такую?...Что-о-о?...

- …я хотела в «Кремлёвку», Люля! В «Кремлёвку» или в «Совминовку»! Там вкусно кормят, там рыба на пару по четвергам…Изверги, а не медики… Люля, куда они меня привезли? Тут так смердит зловонно… - старушка зажала пальцами нос. - Какого цвета эти стены??? Почему каталка так скрепит?! Люля! Почему у этого мужчины в медицинском халате, - старушка оставила в покое нос, ткнула сухим пальчиком в санитара, - взгляд, будто он хочет перерезать мне горло? Ой…о-о-о-ой, как больно…Я не желаю умирать в этой ужасной богадельне…я хочу оставить этот мир среди эстетики и красоты…

- Бабушка, у «скорой» был наряд только в эту больницу, - девушка бойко помахала перед лицом старушки глянцевым журналом. Точно веером или опахалом. – Потерпи, пожалуйста…

- …вот зачем вы меня с собой потащили? Шубин мне уже вторую неделю плеер не отдает…а у бабушки уже четвертый приступ за месяц и никакого камня там, на фиг, нет и не было…- девчонка-тенейджер на секунду рухнула на корточки, быстро затянула развязавшийся шнурок, взъерошила пятерней и без того взлохмаченные волосы и снова понеслась по коридору. Догнав каталку, глянула на бабку. – Бабушка у тебя такой вид, будто ты туалетного ерша проглотила…

- Дуся, заткнись! – девушка дала сестре легкого подзатыльника.

- Макака! – девчонка-тенейджер тут же испепелила сестру полным ненависти взглядом.

- Сама макака! – девушка залепила сестре второй подзатыльник. На этот раз более ощутимый.

- Больно! – девчонка завопила на весь коридор, потерла рукой затылок. - Квазимодо злобная!!!

- Рот захлопнули! Обе! Разом! – женщина отпихнула старшую дочь, взяла за руку старушку. – Мама, как ты???

- Как-как, я уже ангелов вижу…- старушка фальцетно взвизгнула, капризно поджала напомаженные губки. - Мне вчера твой папа покойный приснился…сказал, что цены на молочные продукты подорожают вдвое. Боба, он ведь всегда правду говорил, мой бедный покойный Боба… Люля, я творога хочу…творога, творога, творога…Люля-я-я! А горы??? А как же горы?!!! Не хочу творога, хочу горы! Люля, горы!!! Горы, горы, горы!!! Я хочу перед смертью увидеть горы….

- О, Боже, мама-а-аааа!!!!! Опять началось…


^ КАВКАЗ, АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.


Итак, горы… Величественные, кое-где каменистые, кое-где покрытые буйной зеленью, горы эти дружно тянули свои вершины в бирюзовое, безоблачное небо. Далеко-далеко, ближе к горизонту, они смыкались, образуя огромную чашу, внутри которой простиралось бескрайнее, поросшее мохнатыми цветами, поле.

Если и есть на земле места, над которыми Создатель трудился с особой любовью, то одно из таких мест, бесспорно, находилось тут. Абсолютный покой, простор и пустота. Только впереди, чуть ближе к востоку, блестела на ярком солнце, огромная, серебристая, какая-то неземная, а, пожалуй, даже космическая, конструкция… Данная конструкция напоминала мечеть, половинную долю вытянутого вверх шара, некий купол, что ли. Левее от «купола» ютились в два ряда маленькие, похожие на строительные фургончики, домики. Рядом с ними, на деревянных столбах, точнее, на натянутых от столба к столбу веревках, развевалось и хлопало на ветру, многократно стираное белье. Легкий молочный туман лениво стелился по земле…

В то самое время, когда белье полоскалось на ветру, а туман стелился по земле, вдоль горных склонов, по бескрайнему полю, быстро двигалось темное пятнышко. Пятнышко приблизилось, увеличилось в размерах и при детальном рассмотрении стало ясно, что никакое это вовсе не пятнышко, а обычный велосипедист. Активно вращая педалями, велосипедист проехал мимо домиков и свернул к «куполу». Там он затормозил и слез со своего старенького велосипеда…

Был велосипедист слегка сутул, опален знойным солнцем, как минимум недели две небрит. На вид ему было лет сорок с небольшим. Мягкие, между тем, вполне привлекательные черты лица, отрешенный взгляд, чистые, небесно-голубые, «повернутые внутрь» глаза… Одет он был в брезентовую ветровку, штаны цвета хаки, высокие резиновые сапоги. За плечом его болтался планшет. Велосипедист рассеяно огляделся по сторонам, опустил голову и, глядя под ноги, понес свою брезентовую ветровку, планшет, а так же собственное тело к дверям. Походка у велосипедиста была несколько странной, неуклюжей, такой, вроде сапоги его были малы в размере. Во всем облике велосипедиста сквозила некая беспомощность, детскость, несуразность. При этом он еще и говорил что-то. Да-да, негромко так. Самому себе, судя по всему…

- Игнат, совещание уже началось, - у дверей, точно часовой у «вечного» огня, с большой папкой в руках, стояла женщина. Маленькая, стриженная «под мальчика», лишенная признаков пола и столь же бесполо одетая. – Уже минут двадцать идет, Давыдов доклад читает.

- …ореол её свечения весьма необычен, - велосипедист прошагал мимо женщины, даже не взглянув на нее. – Если проследить траекторию ее движения…

- Игнат, вы меня опять не видите и не слышите…- женщина досадно вздохнула.

- …фактический след, – велосипедист почему-то кивнул, потер лоб и, наконец, посмотрел на женщину. Сначала рассеяно, затем удивленно, так, будто это была не женщина, а приведение. – Наталья Викторовна, это опять вы?…Странным образом вы всегда появляетесь…

- Игнат, я не появляюсь…, - женщина обиженно поморщилась, затем глубоко вздохнула и на одном дыхании выпалила. - Я уже полчаса тут стою и жду вас. Совещание уже идет…

- Совещание? – велосипедист пожал плечами. В следующую секунду удивленная его гримаса сменилась на гримасу ужаса. – Ну да, сегодня же отчетное совещание!…

Велосипедист быстро вошел в «купол», снял с плеча планшет, стянул ветровку, растерянно оглядел свою одежду.

- Надо же... Я и переодеться не успел…забыл… вот ведь какое дело…

- Ничего, мы уже привыкли, - женщина снова вздохнула.

- А вы знаете, Наталья Викторовна, тот серый кот, которого я подобрал три месяца назад, оказался беременным... – велосипедист застенчиво улыбнулся.

- Беременным? – женщина разинула рот.

- Ага, - велосипедист кивнул. - Я был уверен, что это кот. А это не кот, а кошка. Вот какой я невнимательный… даже не рассмотрел пол у животного.

Миновав коридор, велосипедист остановился перед большой стеклянной дверью. Стянул сапоги, убрал их в белоснежный шкаф, стоявший у двери. Достал оттуда тапочки-бахилы, обулся. Достал халат, оделся.

- Наталья Викторовна, а куда мне котят девать, когда они родятся? – велосипедист растерянно глянул на женщину, принялся застегивать халат. – Их ведь может родиться немыслимое количество…

- Их можно утопить, - женщина потеребила папку.

- Утопи-и-и-ить????? – велосипедист округлил от ужаса глаза.

- Ну, не знаю…, - женщина пожала плечами, - тогда раздайте их сотрудникам… - явно теряя терпение, тихо, но настойчиво произнесла. – Игна-а-а-а-т, совещание…

- Ну да, конечно же, надо будет их раздать…

Велосипедист кивнул, распахнул дверь и вошел в огромное, светлое помещение…

Посреди помещения находился огромных размеров белоснежный телескоп. У телескопа стоял одетый в халат, розовощекий ассистент.

Телескоп был настолько велик, а купол, настолько высок, что если бы у купола были бы глаза, он, со своей высоты, увидел бы внизу трех малюсеньких человечков.

В этот самый момент, когда один из человечков зашагал было вдоль помещения, раздался пронзительный сигнал, больше похожий на писк. Следом за этим сигналом тихо зажужжали электромоторы. Тут же, бесшумно, как-то даже таинственно и плавно повернулся купол. В следующую секунду раскрылись огромные, расположенные на самой вершине, створки. Сквозь створки в помещение ворвалось бирюзовое небо…

Велосипедист застыл на месте, запрокинул голову, заворожено выставился на небо.

- Игнат, совещание…- женщина постучала в плечо велосипедиста, точно в дверь.

- А??? Совещание… – велосипедист растерянно глянул на женщину. - Ну да, конечно же, совещание…

Вытащив из планшета какие-то бумаги, велосипедист, своей странной, неуклюжей походкой, двинулся к дверям. На ходу тихо забормотал:

- И где же эта кошка кота нашла? Тут ведь в округе ни одного кота нет…Вот ведь вопрос какой…


^ МОСКВА. ДВОР БОЛЬНИЦЫ.


Три женщины вышли из больницы и зашагали по больничному двору, четвертая последовала тем же путем в сидячей, инвалидной коляске. Впереди шла женщина, которую, как мы уже выяснили, звали Люля. Вообще-то она была Юлией Борисовной, Люлей ее звала мать. За Юлией Борисовной лениво волоча ноги, тащилась ее младшая дочь, девчонка-тенейджер по имени Дуся. За Дусей шла ее сестра Таисия, она же везла коляску с бабкой. Кстати, стоит уже представить вам последнюю, Янга Львовна, так именовалась старшая из дам. Все четыре дамы были Артемьевы.

Артемьевы дружно молчали, между тем выражение лиц у них было отличительно контрастным. Юлия Борисовна выглядела устало, Дуся – возмущенно, Янга Львовна – несколько виновато, но вместе с тем гордо, Тайка пребывала в состоянии некой прострации.

- Люлечка, - Янга Львовна не выдержала и заговорила первая. – Камень есть, он в левой почке. Он просто мерцающий и плавающий…Так бывает, я читала в толстом справочнике. Такой, пурпурного цвета, с крупным шрифтом. Ты его на книжной ярмарке купила. Они профессионально непригодные, эти медицинские работники. И аппарат у них неисправный. Им лишь бы человека в симуляции обвинить и на улицу вышвырнуть…

- Мама, - Юлия Борисовна махнула рукой, точно муху отогнала. – Достаточно на сегодня.

- Нет, ты скажи…Ты считаешь, я спектакль разыгрываю? – Янга Львовна не унималась. – Ты считаешь, что я умом тронулась и в маразм впала?

- Я ничего не считаю, мама. Сейчас Таиса с Дусей загрузят тебя в «скорую» и отвезут домой, - Юлия Борисовна достала из сумочки мобильник. – Я еду по делам.

- Как??? Ты меня бросаешь? – Янга Львовна закусила губки, маленькие живые глазки тут же затянулись влагой.

- Да, я тебя бросаю. Меня ждет Игорь, - Юлия отщелкала номер.

- Кто такой Игорь??? – Янга Львовна по-детски всхлипнула.

- Кто такой Игорь, я тебе уже два раза рассказывала. Самым подробным образом.

- Кто такой Игорь?! Я хочу знать, на кого ты променяла свою мать, – Янга Львовна достала из кармана батистовый, кружевной платочек, громко высморкалась.

- Игорь – это очередной мамин любовник, - Дуся по-мальчишечьи сплюнула под ноги, натянула на голову капюшон.

- Что-что????! – Юлия Борисовна выставилась на дочь, округлила глаза. – Немедленно повтори, что-о ты сейчас сказала!... Не ребенок, а вырожденец какой-то!

- Кто- кто?! – Дуся с вызовом глянула на мать.

- Вырожденец! Ты ужасный, невоспитанный вы-рож-де-нец!...Алло…нет, Игорь, это я не тебе…это я своей хамке-дочери…Я еду к тебе, дорогой…

- Я еду к тебе, дорогой, - Дуся гнусавым голосом передразнила мать.

- Таиска, почему Дуся такая злобная? – бабка достала из другого кармана маленькую, слоновой кости пудреницу и помаду в блестящем футлярчике.

- У нее переизбыток гормонов, - Тайка насмешливо глянула на сестру.

- А у тебя переизбыток примитивности мышления, - Дуся ссутулилась, сунула руки в карманы штанов.

- Спину выпрями, и руки из карманов достань, на пацана похожа, - Тайка отпустила коляску, легонько хлопнула сестру по спине.

- Грушу свою боксерскую дубась, а ко мне не прикасайся, уродка! – Дуся сжала кулаки.

- Уродка? Я? Ха-а! Да ты на себя в зеркало посмотри, каракатица, – Тайка захохотала.

- Таиска, ты мне пирожное-безе купишь? Я хочу безе из французской кондитерской, - бабка подкрасила губки, подмигнула собственному отражению.

Через минуту бабку уже загружали в «скорую», она чем-то недовольно возмущалась…

Недалеко от «скорой», у обочины, вытянув в сторону руку, «голосовала» Юлия Борисовна.


^ КАВКАЗ. АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ.


- …эта сверхновая звезда была обнаружена в данной галактике в конце прошлого года... На врезке слева показан фрагмент галактики до вспышки сверхновой звезды… сравните, пожалуйста, со снимком после ее появления…

На большом, демонстрационном экране сияло ночное, звездное небо. Звезды, точно россыпь бриллиантов, мерцали, переливались, играли волшебным светом. И лишь одна из них не мерцала, а неподвижно, особо ярко и таинственно горела.

Внизу, под экраном, находилась небольшая трибуна, за которой стоял уже знакомый нам велосипедист. Вообще-то он был никакой не велосипедист, а физик-астроном…Ученый и профессор Игнат Арсеньевич Галлей. Игнат заворожено смотрел на звездное небо и вдохновенно, с некой степенью одержимости, вещал.

Напротив трибуны, за которой стоял Галлей, располагались три ряда кресел, в которых сидели сотрудники обсерватории. Да-да, купол, похожий на мечеть, был ничем иным, как главной научно-исследовательской обсерваторией академии наук.

Игнат на секунду снял массивные очки, подышал на стеклышки, потер их рукавом халата и, выставившись на экран, где появился новый снимок, продолжил:

- Спектр этого скопления был получен на телескопе за три года до вспышки звезды в рамках программы спектрального обзора молодых массивных звезд в близких галактиках. Это первый и единственный в астрофизике спектр высокого качества…

Внезапно Игнат умолк и переведя взгляд на коллег, тихо, как-то даже виновато, произнес:

- У меня кошка беременная, если кому нужны котята, буду рад поделиться…

И тут же переведя взгляд на карту, как ни в чем не бывало, продолжил:

- …в отличие от обычных новых звезд, во время вспышки V838 Mon был зарегистрирован спектр холодного красного сверхгиганта. Вспышка сопровождалась световым эхом в плотной межзвездной среде. На рисунке слева, вверху показана область звезды до вспышки. Остальные снимки получены на первом телескопе…

В это время дверь конференц-зала приоткрылась и в него просунулась голова розовощекого ассистента.

- Игнат Арсеньевич, вас Москва вызывает…


^ МОСКВА. ДВОР ДОМА АРТЕМЬЕВЫХ.


Тем временем во двор старого, сталинского дома, того что находится на одной из набережных Москва-реки бешено рыча двигателем, въехал разноцветный мотоцикл, за рулем которого сидел кто-то в ярком кожаном комбинезоне и таком же ярком шлеме.

Этот кто-то резко затормозил у одного из подъездов и лихо, в один прыжок, соскочил с мотоцикла.

- Опять воздух попортил. Шуму от тебя, как от реактивного самолета, - к мотоциклисту подошла толстая тетя с увесистым пакетом. С ненавистью пролетариата глянула на мотоцикл, с вызовом выставилась на мотоциклиста.

Мотоциклист тут же стащил шлем…Довольная, загорелая физиономия расплылась в улыбке. Мотоциклисту, на вид, было лет двадцать пять, не больше. Давно не стриженные, выгоревшие на солнце волосы, наглые озорные глаза.

- Здравия желаю, Мария Константиновна!

- Ты чего орешь, Полупанов? Совсем оглох от рева драндулета, – тетя нахмурилась. – Опять к Артемьевой приехал?

- Так точно, Мария Константиновна! К Артемьевой!

- Опять она тебя выгнала в три шеи?

- Так точно, выгнала в три шеи!

- И правильно сделала. Я бы тебя тоже выгнала… Ты, Полупанов, сначала профессию получи, денег заработай, а потом уже Артемьеву хороводь, - тетя прищурилась. – Чего башка-то не стриженная, как у девицы?

- Стараюсь Артемьевой понравиться!

- Не ори! Артемьевой он, видите ли, понравиться хочет… Полупанов, я тебе, как бывший твой завуч советую, определи себе жизненную цель и добивайся ее методично. А то гоняешь по городу без дела, разноцветный, как попугай.

- Определил цель, Мария Константиновна, добиваюсь методично!

- Это ты про Артемьеву опять? Полупанов-Полупанов…- тетя вздохнула. – Ты в школу-то чего совсем не заглядываешь?

В этот момент во двор дома въехала «скорая помощь». Быстро распахнулись двери и оттуда стали выгружать стонущую Янгу Львовну.

- Во-о! – тетя кивнула головой. – Барышня твоя пожаловала, опять Янгу в больницу на экскурсию возили. Ладно, я пошла. Не имею не малейшего желания общаться с этой выжившей из ума аристократкой.

Тетя, покачивая пышным задом и помахивая увесистым пакетом, зашагала по двору.

Тайка, тем временем, толкнула коляску с бабкой и повезла ее к подъезду. Дуся было направилась в другую сторону, но увидев Полупанова, тут же расправила плечи, выпрямила спину и зашагала следом за сестрой и бабушкой.

- Ой! Да это же Па-а-авлик! – Янга засуетилась в кресле, кокетливо сверкнула живыми глазками.

- Здравствуйте, - Полупанов расплылся в улыбке.

- Привет, - Тайка выплюнула приветствие, на Полупанова даже не взглянула.

- Бонжур, - Дуся закатила глаза и по-дурацки, видимо считая, что это эротично и соблазнительно, облизнула верхнюю губу.

- Ой, Павлик, какой же ты стал взрослый и мужэ-э-эственный, - Янга хихикнула. – Какой у тебя эффэ-э-эктный костюм!

Полупанов захохотал, Тайка недовольно глянула на бабку, Дуся почему-то покраснела.

- Значит так, - Полупанов подскочил к Янге Львовне, – …катапультируемся…, - легко подхватил Янгу на руки, - …приземляемся…, - усадил ее на кожаное сиденье мотоцикла, - …транспортируем карету…, - рванул к инвалидной коляске, одним движением оторвал ее от земли, быстро потащил в подъезд.

- А…, - Янга захлопала глазками, в ужасе выставилась на мотоцикл.

Тайка сдвинула брови, кинулась к бабке. Дуся разинула рот.

- …и снова отгружаемся на исходную позицию, - вернувшись из подъезда, Полупанов оттолкнул Тайку, подхватил на руки бабку, помчался обратно в подъезд.

Придя в себя, Тайка рванула следом. Дуся, постояв секунду, заложила в карманы руки и, вернув спину в привычную, сутулую позицию, зашагала прочь со двора.


^ КАВКАЗ. АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.


Вдоль длинного помещения выстроились в ряд несколько столов с кучей мониторов на экранах которых светились всевозможные схемы, фотографии планет, звездного неба, рисунки неизвестных галактик, располагалось множество всевозможных приборов, проводов, документов… так вот, в углу этого помещения, стояла небольшая тумба. На тумбе лежала трубка радиотелефона…

К этой самой тумбе, точнее, к лежавшей на ней радиотрубке, своей странной походкой быстро вышагивал сейчас Игнат Галлей.

- Алло, Галлей, слушает…- Игнат прижал трубку к уху и, видимо услышав голос на другом конце провода, улыбнулся. Счастливо, тепло, по-детски. – Чик-чирик, привет…Ты как?…Что?...чт-т-то… - Игнат вдруг напрягся, улыбка сползла с его лица, глаза тревожно застыли. – Чт-т-то?...Нет-нет…не может быть…Воробушек, ты меня обманываешь…Подожди, я должен тебе сказать, что…Алло…

Игнат убрал трубку от уха и так, с трубкой в руках, замер…

Где-то засигналил какой-то прибор. Монотонно и вместе с тем беспокойно, словно взволнованное человеческое сердце.

Игнат опустил голову, выставился на телефонную трубку, крепко зажмурился…Затем, открыл глаза и мягко, будто во сне, вместе с телефонной трубкой, нелепой своей походкой зашагал к дверям.

- Ой, а я за вами…Там пока Тимохин докладывать начал. Вы после него продолжите?

По коридору, навстречу Игнату, бежала стриженная «под мальчика» женщина.

– Игнат?... - женщина застыла посреди пути, едва слышно прошептала. – Игна-а-ат…

Игнат Галлей прошел мимо женщины, не глядя на нее, точнее, глядя куда-то в пустоту, крепко сжимая телефонную трубку.

Миновав коридор, Игнат вышел за дверь и, через несколько секунд, оказался на улице. Прямо в халате и тапочках-бахилах.

Там он аккуратно пристроил на ступеньке телефонную трубку, сел на велосипед и поехал по бескрайнему полю…

Далеко-далеко, в зарослях мохнатых цветов, Игнат остановился, положил велосипед и резко, словно подстреленный, рухнул ничком на землю…


^ МОСКВА. КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


Есть в Москве старые квартиры, которые свято хранят историю, хранят дух минувших лет, атмосферу прошлого. В таких квартирах время как бы застыло. В таких квартирах даже воздух другой, иная пыль на мебели.

Квартира Артемьевых была именно такой. Старая, огромная, в пять просторных комнат, она вовсю дышала историей, была заставлена старинной мебелью и загромождена кучей удивительных и редких вещей.

В просторной Тайкиной комнате царил сейчас полумрак. Сквозь небольшую щель неплотно задернутых, тяжелых портьер пробивался длинный, косой солнечный луч.

Тайка подошла к окну и резко раздернула шторы…

Да, странная это была обитель для девушки…Почти по центру комнаты, чуть левее к стене, стояла прикрепленная к полу боксерская груша. Кто знает и видел, тот поймет, что это была за груша. Длинная, кожаная, бордового цвета, больше похожая на боксерский «мешок». Еще одна груша, на этот раз традиционная и черная, весела под потолком. На низкой, полосатой тахте валялись целых три пары боксерских перчаток, несколько спортивных маек, спортивный костюм, тренировочные трусы, большая спортивная сумка. В мягком старинном кресле сидел огромный плюшевый медведь, на носу которого болталась еще одна пара боксерских перчаток, на этот раз, сувенирных. На массивном дубовом столе стояло множество спортивных призов и наград. Куча какой-то восточной дребедени, куча книг и журналов.

- …чего встал, заходи…

Тайка подошла к столу, достала из ящика эластичный бинт, большие ножницы и оглянулась. В дверях комнаты топтался Полупанов.

- Ну, - Тайка плюхнулась на пол, подобрала под себя ноги.- Говори, раз притащился.

- Артемьева, - Полупанов вошел в комнату, уселся перед Тайкой на корточках. – Я тебя ненавижу.

- Классно, - Тайка кивнула. – И я тебя ненавижу.

- Артемьева, выходи за меня замуж.

- Спасибо, Полупанов. Только знаешь, я решила умереть старой девой.

- Артемьева, давай прямо сегодня распишемся?

- Полупанов, ты глухой?

- Нет, я слепой. Я уже пятнадцать лет никого кроме тебя не вижу. Артемьева, выходи…

- Полупанов…- Тайка закатала штанину джинсов, размотала забинтованную коленку. - Идеал моего мужчины вымер еще в ледниковый период, вместе с мамонтами.

- Артемьева, я без дураков … - Полупанов выставился на бинт, на ножницы. - Родиной клянусь, откажешь, наложу на себя руки.

- Не наложишь, - Тайка перетянула коленку новым бинтом, аккуратно его отрезала. - Когда Всевышний раздавал людям склонность к суициду, ты, Полупанов, выбирал себе новый мопед…

- Артемьева!

- Нет!

- Артемьева!

- Нет!

- Нет??? – Полупанов вскочил на ноги, вырвал из Тайкиных рук ножницы и, недолго думая, принялся с остервенением кромсать собственные волосы. – Нет?! – Полупанов чикнул одну прядь, - Нет?! – чикнул другую, - Нет?! – чикнул третью.

Чик, чик, чик…Длинные, выгоревшие на солнце, Полупановские пряди одна за другой падали на мягкий персидский ковер.

Тайка даже рот раскрыла и бинт выронила.

- Я тебя ненавижу, Артемьева…Ты не девушка, ты – Майк Тайсон! Ты машина для пыток влюбленных в тебя идиотов! Тебе бы только грушу с утра до вечера дубасить! Не-на-ви-жу!!!

- Полупа-а-а-нов…- Тайка вскочила с пола, кинулась к Полупанову. – Псих конченный! Ты чего тут парикмахерскую устроил? Прекрати, я сказала! Сто-о-ой! – Тайка взяла Полупанова «в захват», вывернула его руку, так что Полупанов взвыл, выдернула из его рук ножницы.

Тем временем, уже изрядно обкромсанный Полупанов вырвался, отпихнул Тайку и словно ошпаренный рванул за дверь.

В этот момент из своей комнаты, что-то усердно пережевывая, на своем инвалидном кресле выехала Янга Львовна. Выехала в коридор и застыла.

- Па-а-авлик??? – Янга даже жевать перестала. – Мне кажется, или ты до этого выглядел несколько иначе?

- У меня пробор был на другую сторону, Янга Львовна.

- Пробор? Слева или справа? Нет, подожди, я посмотрю внимательней, - Янга дожевала остатки еды, затем достала из кармана брючек позолоченное пенсне, пристроила его на нос, прищурила маленькие живые глазки. – Па-авлик, я никак не пойму, что же это такое у тебя на голове???

- Стрижка новая, - Полупанов сунул ноги в высокие спортивные ботинки.

- А когда ты успел так чудо-о-овищно подстричься? – Янга достала кружевной платочек, стряхнула с губ крошки.

- На прошлой неделе.

- На прошлой неделе? О Боже, Павлик… ты стал похож на щипаного петуха…

Полупанов, тем временем, выскочил за дверь, громко ее захлопнул, так что Янга на своем кресле подпрыгнула, и понесся вниз по лестнице.

Янга спрятала пенсне, поправила камею, приколотую к гипюровой блузке, громко и пискляво заголосила на весь коридор:

- Таиска! Таиска-а-а, я только что встретила Павлика! По всей вероятности, у него запущенная форма стригущего лишая!!!


^ КАВКАЗ. АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.


Внезапно подул порывистый ветер, подул так, что цветы на поле дружно заколыхали своими мохнатыми макушками.

Игнат Галлей, а он по-прежнему лежал посреди огромного поля, только уже не ничком, а на спине, открыл глаза. Взгляд его ничего не выражал и в отсутствии каких-либо эмоций был устремлен в небо.

В небе, низко-низко над землей, предчувствуя непогоду, тревожно носились птицы.

Игнат закрыл руками лицо, затем отпустил его и раскинул руки в стороны …

Так он лежал еще несколько минут, пока первые капли дождя не упали на его закрытые веки. Лишь тогда он встал, поднял велосипед и пошел с ним вдоль поля…

Белье на веревках намокло, тяжелое от влаги, уныло колыхалось на ветру. На крыльце одного из домиков-фургочиков, под небольшим козырьком-навесом сидела и мяукала мокрая, брюхатая кошка.

Стриженная «под мальчика» женщина, прикрывая от дождя голову большой папкой, быстро пробежала вдоль столбов, легко взбежала по ступенькам, стряхнула капли и опустилась на корточки перед кошкой.

- Значит его нет дома…И где же мне его теперь искать?

Кошка жалобно мяукнула и потерлась о ноги женщины.

- Ну-ну, вот только твоей кошачьей жалости мне не хватало…Не надо мне ничьей жалости, сама справлюсь, - женщина обхватила руками колени и тихо заплакала.

Кошка снова мяукнула и легла у ног женщины.

- Его уже три часа нигде нет…Он ведь такой ранимый, он же как ребенок беспомощный…С ним же случиться может что-то страшное …Он же когда…

Тут женщина резко умолкла, быстро вытерла кулаком слезы и вскочила на ноги.

Прямо к домику, к его крыльцу-навесу, своей мягкой, нелепой походкой шагал мокрый Игнат. Шагал и тащил за собой мокрый от дождя велосипед.

- Господи, - женщина кинулась к Игнату. – Где же вы были?

- Наталья Викторовна? - Игнат рассеяно улыбнулся. – Здравствуйте.

- Здравствуйте, Игнат, - женщина вздохнула. – Только мы с вами сегодня уже виделись.

- Правда? – Игнат открыл дверь, зашел в домик.

Следом за ним, без приглашения, зашли женщина и кошка.

Игнат прошел в небольшую комнатку, опустился на стул. Положил на стол руки, подпер кулаками подбородок и выставился куда-то в пустоту.

- Игнат Арсеньевич, давайте я вам чаю согрею, вы промокли и можете простудиться.

- Ни в коем случае… Не стоит беспокоиться.

- Может, вы тогда переоденетесь, я на крыльце вас подожду?

- Нет-нет, мне не холодно.

- Игнат…- женщина подошла к столу, села напротив Игната. – Что у вас случилось?

Игнат закрыл лицо руками.

Кошка мяукнула и запрыгнула на кровать, по-хозяйски растянулась и умиротворенно заурчала.

Женщина, не спуская с Игната внимательных тревожных глаз, тяжело вздохнула.

Через пару минут Игнат вдруг встал, достал из шкафчика какие-то тетради и чертежи, принялся изучать их и что-то записывать.

При этом он еще и забубнил под нос… негромко, не обращая на женщину ни малейшего внимания.

Женщина крепко зажмурилась, встала и бесшумно ступая, вышла из комнаты.

На крыльце она села на ступеньку, обняла себя за плечи и тихо-тихо закачалась из стороны в сторону…


^ МОСКВА. КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


- …Таиска…ой…что это тут такое? Чьи это волосы на полу???

Янга Львовна въехала в Тайкину комнату и округлила свои маленькие глазки.

Тайка, не говоря не слова, прошла мимо бабки и вышла за дверь.

Янга Львовна подъехала поближе, достала позолоченное пенсне и, нацепив его на нос, принялась изучать пол.

- Похоже, это волосы Павлика…

Тайка, тем временем вернулась обратно с пылесосом. Включила его в розетку. Пылесос зарычал на весь дом.

- Таиска! Выключи! – Янга взвизгнула, соревнуясь в громкости с пылесосом. - Выключи, я желаю незамедлительно с тобой общаться! Таиска-а-а!!!!

Тайка выключила пылесос, исподлобья выставилась на бабку.

- Ну…

- Ты купила безе из французской кондитерской??? – Янга прищурила свои маленькие глазки.

- Нет, - Тайка отвернулась от бабки, направилась к дивану.

- А почему??? – Янга возмущенно сдвинула бровки.

- А потому, что я еще на улицу не выходила, - Тайка переступила через пылесос, взяла с дивана боксерские перчатки.

- Почему ты подстригла Павлика? – Янга глянула на перчатки, на всякий случай отъехала к окну.

- Потому что он сделал мне предложение, - Тайка надела перчатки, со всей силы ударила грушу.

- Ты, наконец, выходишь замуж???! – Янга развернулась к Тайке вместе с коляской.

- Да, - Тайка снова врезала по груше. - И ты, как ты сегодня обещала, отдашь мне все свои украшения.

- Какие украшения? – Янга невинно захлопала глазками.

- Фамильные, - Тайка нанесла груше еще один удар. - Те, которые тебе достались от моей прапрабабушки.

- Ах, эти-и-и…Не помню, куда они подевались, возможно, Боба отнес их в скупку, - Янга жеманно вздохнула, сцепила сухонькие пальчики. – Сейчас я у него узнаю…

- Бабушка, дедушка умер девятнадцать лет назад, - Тайка принялась дубасить грушу без остановки.

- Надо же, - Янга удивленно пожала плечиками. - А я только что с ним разговаривала… Таиска, - Янга резко сменила тему, - прекрати колотить эту бесполезную вещь! У меня от этих жутких звуков давление подскакивает!

Тайка стянула перчатки, плюхнулась на пол.

- Таиска, я хочу увидеть горы, - Янга подъехала к медведю, надавила ему на живот. Медведь протяжно зарычал. Янга хихикнула.

- В твоем возрасте длительные поездки запрещены, - Тайка зевнула, потянулась, как кошка.

- Я хочу-у увидеть го-ры!!! – Янга оставила в покое медведя, насупилась, как ребенок.

- Хорошо, - Тайка кивнула.

- Когда??? – Янга достала из кармана карамельку, сунула в рот.

- Завтра, - Тайка встала с пола.

- А если я умру до завтра??? – Янга отстегнула камею, нацепила пенсне, принялась разглядывать на просвет камень.

- Значит, увидишь не горы, а дедушку… - Тайка включила пылесос, стала собирать с пола Полупановские волосы.

- Что? Что ты сказала? – Янга подъехала к Тайке.

- Я спросила, сколько тебе безе купить?! – Тайка проорала сквозь рев пылесоса.

- А-а, - Янга кивнула. - Три, нет, два! Три…два, два купи… А-то я растолстею и не помещусь в новые полосатые брючки! Когда у вас с Павликом свадьба?

- А когда ты хочешь?

- Хочу скорее, хочу увидеть тебя перед смертью в свадебном платье и фате…

В этот момент раздался телефонный звонок. Тайка выключила пылесос, сняла трубку.

- Алло…Да…Что-о???... Кто?!...Я все поняла, немедленно еду!

Тайка рванула к тахте, схватила большую спортивную сумку, перекинула ее через плечо, кинулась к двери.

- Ты куда??? – Янга сдвинула пенсне на кончик носа.

- На работу.

- Ты меня бросаешь??? – Янга округлила глазки, глянула поверх пенсне.

- У меня проблемы.

- А у меня сезонная депрессия, мне грустно и одиноко. Мне надоел наш однополый коллектив, - Янга выехала в коридор, выставилась на обувающуюся Тайку. - В нашем доме появится когда-нибудь мужчина? Вы злые: и ты и Люля, и Дуська – вы хладнокровные. Вы меня не любите. Вы дружно ждете моей смерти. Я знаю, Люля мне уже место на кладбище приготовила, а я в горы хочу, - Янга Львовна достала кружевной платочек, громко высморкалась. – И что мне тут одной делать?

- Займись поисками фамильных драгоценностей, поговори с дедушкой, почитай о камнях в почках, - Тайка с шумом захлопнула входную дверь.

- Что-о-о-о-о??? – Янга даже кружевной платочек из рук выронила…


^ КАВКАЗ. АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.


Тихо, несколько убаюкивающе жужжали электромоторы. Огромный, белоснежный телескоп следил за небом. Розовощекий ассистент клевал носом. Периодически он приходил в себя, потягивался и громко протяжно зевал во весь голос. Наконец, когда его видимо окончательно разморило, он оторвал свою пятую точку от стула, встал и принялся разминать онемевшие бока.

- И раз, и два, и три…

Ассистент сделал несколько наклонов, несколько раз присел, затем вытянул вперед руки и принялся махать ногами…

- Миша, вам котенок не нужен?

Ассистент вздрогнул и обернулся.

Вдоль помещения своей мягкой, неуклюжей походкой шагал Игнат Арсеньевич Галлей.

- Котенок?

- Ага, - Игнат кивнул. – Он, правда, еще не родился, но уже ожидается…

- Я не люблю котов, - ассистент поморщился. – Они гадят, где не попади. И потом, у меня аллергия на кошачью шерсть. Нос распухает и глаза слезятся.

- А ведь тогда их всех придется утопить, - Игнат вздохнул и опустился на стул. – Миша, скажите, когда вертолет прилетит?

- Неизвестно, говорят, керосина нет. Может, на следующей неделе.

- И как же мне теперь до райцентра добраться? – Игнат беспомощно посмотрел на ассистента.

- Ну, не знаю… если только позвонить, машину вызвать, - ассистент зевнул. – Но это только в экстренных случаях.

- У меня экстренный случай, - Игнат опустил голову и выставился на свои тапочки-бахилы.

- Вам в Москву надо?

- В Москву, - Игнат кивнул. – Срочно.

- Понятно…Сейчас схожу, узнаю.

Ассистент снова лениво потянулся и зашагал к дверям…

Игнат Галлей задрал голову и выставился туда, где сквозь огромные створки виднелось такой живое, манящее и завораживающее небо…


^ МОСКВА. НАБЕРЕЖНАЯ. УЛИЦЫ ГОРОДА.


Набережная Москва-реки, ее бетонный парапет, асфальт прилегающего к ней тротуара, каменные плиты ступеней, спускавшихся к воде, были раскалены знойным палящим солнцем. В Москве стоял необычайно жаркий, душный июль. Москвичи изнывали от жары. Ко всему прочему, на улицах города были жуткие пробки. Уставшие водители теряли бдительность, а потому, то там, то тут мигали аварийками «поцеловавшиеся» автомобили.

Тайка, в цветастой кепке, из-под которой торчал кудрявый хвост, в драных джинсовых бриджах, в высоких, плетеных, греческих сандалиях, прижимая к себе большую спортивную сумку, бежала по набережной.


В это самое время, чуть дальше, впереди, свесив с парапета ноги, сидели двое. Парень и девушка. Сидели они на парапете спиной к дороге, лицом к воде.

- …знаешь, а мне кажется, что я его люблю…Угу, прикинь?... Он когда смеется, у него на щеках такие маленькие бороздочки образуются. Знаешь, бывают у людей ямочки, а у него бороздочки. Я когда на эти бороздочки смотрю, мне их так потрогать хочется, блин, я еле себя сдерживаю. Руки в карманы засовываю и в кулаки их там, в карманах, сжимаю, - девушка поболтала ногами. - Я конченая дура, да?

- Не знаю…

- А вообще бесперспективная влюбленность, это испытание... Вот лежишь ночью, не спится тебе…лежишь и думаешь о нем. Про все его бороздки, родинки, выпуклости и впадинки…И прикинь, так обидно становится…

- Чего обидно?

- Чего-чего…а того…Ты-то о нем думаешь, как идиотка распоследняя. А он о тебе не думает во-о-обще. Ты для него прозрачно-целлулоидная, есть ты, нет тебя, ему фиолетово.

Девушка сунула в рот сигарету…

- Ну-ка, прикури, уснул, что ли?

Парень тут же подскочил, щелкнул зажигалкой.


Тем временем, по Москве-реке проплывал прогулочный пароходик. Параллельно движению этого самого пароходика вдоль набережной неслась Тайка. Тайка добежала до полосатого перехода, собралась было рвануть на другую сторону дороги, но тут пароходик издал протяжный гудок. Тайка машинально обернулась и застыла на месте, как вкопанная. Но нет, вовсе не пароходик привлек внимание Тайки…


- …я вот думаю, может мне ледяной водой по утрам обливаться, говорят эмоциональный фон выравнивается, чувственность охлаждается, - девушка выдохнула струйку сизого дыма. - Я бы его коленным железом, на фиг, выжгла из своей души. Я бы ему…

Девушка, сидящая на парапете, едва не поперхнулась, поскольку чья-то рука вырвала из ее рта сигарету, сжалась в кулак и сунула этот кулак девушке под нос.

- Во-о, видела!

Тайка швырнула в воду сигарету, стащила сестру с парапета.

- Еще раз увижу, убью! И тебя тоже, - Тайка злобно стрельнула глазами на парня, сунула и ему под нос кулак.

Затем развернулась и рванула к переходу.

- Пошла ты! – Дуся крикнула сестре вслед, затем туда же, вслед, смачно, по-мальчишечьи, плюнула.


^ КАВКАЗ. АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.


Игнат Галлей бежал по полю… Надо заметить, что бежал он не менее неуклюже, чем шагал. Между тем, обычно отрешенные глаза его, во время этой странной пробежки возбужденно горели. Бежал Игнат по направлению к домикам-фургончикам…

В окне одного из домиков стояла, тем временем, женщина. Увидев Игната, она тут же отошла от окна и выбежала на улицу.

- Игнат? Что с вами? Куда вы так несетесь?

- Наталия Викторовна, мне невиданным образом повезло, - Галлей даже не остановился, помчался дальше.

Женщина растерянно взмахнула руками, рванула следом за Галлеем.

- Что случилась?

- Машина будет через полчаса, нужно быстро вещи побросать…


Через пару минут Игнат уже носился по комнате. Четыре глаза – два женских, два кошачьих внимательно следили за ним. В углу комнаты стояла и смотрела на Игната, бледная, осунувшаяся, какая-то даже испуганная женщина. Рядом с ней сидела на полу кошка. Кошка так же смотрела на Игната.

- Игнат, может вам не стоит пока никуда лететь?

- Наталья Викторовна, данные вчерашних наблюдений в этом шкафу, - Игнат застегнул молнию небольшой дорожной сумки. - Все расчеты в зеленой папке. И вообще, если что-то понадобится, заходите в дом. Открывайте шкаф. Вся документация на полках…

Игнат зашагал к дверям, но тут увидел кошку…

- Если родит, всех котят оставьте у меня. Не хотят брать и не надо. Приеду, сам вынянчаю.

- Вас самого нянчить надо…- женщина вздохнула, пошла следом за Игнатом.

На крыльце она остановилась и вдруг взяла Игната за руку.

- Игнат…я буду ждать вас…

- Наташа? – Игнат вдруг удивленно вскинул брови, первый раз назвав женщину просто по имени.

- Игнат…- женщина шагнула к Галлею, прижалась к нему.

- Наташа, как же это так? Я ведь даже не знал…- Игнат смотрел на женщину растерянно и виновато. – Я ведь даже не замечал…

- А вы, Игнат, ничего, кроме звездного неба не замечаете…- женщина чмокнула Игната в щеку, быстро сбежала со ступенек. – Всё, уезжайте! Уезжайте!

Затем женщина быстро побежала по полю. Глаза ее были широко раскрыты, по горящим ее щекам текли слезы…


^ МОСКВА. ДЕТСКАЯ СПОРТИВНАЯ ШКОЛА.


Пацан лет тринадцати захлебывался и орал, как резанный…На голову пацану лилась холодная вода. Пацан брыкался, пытался вытащить голову из умывальника. Крепкие руки сжимали его шею…

- …в следующий раз будешь воду из унитаза пить, понял, садист? Сколько раз я вам говорила: по лицу не бить, по почкам не бить, в пах не бить. Повтори!!!

- По лицу не бить, по почкам не бить, в пах не бить…

- Я бы вышвырнула тебя из секции сегодня же. Только твой папочка побежит к руководству и тебя обратно вернут. Но мне плевать на твоего отца, слышишь, пле-вать! И если ты, придурок, еще, хоть раз посмеешь нанести запрещенный удар, если ты хоть раз кого-нибудь травмируешь, я сама, лично, из твоей безмозглой башки вытрясу все ее скудное содержимое. Ты меня понял?! Повтори!!!

- Вытрясете из моей безмозглой башки скудное содержимое…

Руки отпустили пацана.

Захлебываясь собственным голосом, вытирая рукавом лицо и сплевывая воду, пацан таращился на Тайку.

- Ты хоть понимаешь, что ты его на всю жизнь калекой мог оставить? – Тайка села на подоконник.

- Ну, не оставил же…

- Дударев, вот зачем, такие как ты, на свет рождаются? Зачем они воздух человечеству портят? – Тайка вздохнула. – Дударев, любое оружие в руках идиота, опасность. Уходи из секции, очень тебя прошу. Ну хочешь, я договорюсь, тебя в театральную студию без конкурса возьмут, а? А хочешь, в музыкалку? У меня приятель – гитарист отличный. Будешь с утра до вечера бренчать.

- Не хочу бренчать. Хочу быть сильным.

- Лучше бы ты умным быть хотел…

Тайка снова тяжело вздохнула, спрыгнула с подоконника и зашагала к двери.


^ МОСКВА. КВАРТИРА ГАЛЛЕЯ.


Дверь лифта с шумом распахнулась и из него, с дорожной сумкой в руках, вышел Игнат Галлей. Ступив на лестничную площадку, он осмотрелся, зачем-то потрогал стены, погладил дверь своей квартиры. Затем сел на ступеньку и достал из кармана пачку сигарет. Прикурил, закашлялся, точно неумелый курильщик, разогнал руками дым. Сделал еще пару затяжек, затем затушил сигарету, встал и снова подошел к двери. Опустил на пол сумку, открыл ключами замок, зашел в квартиру.

Через минуту снова распахнул дверь, забрал забытую сумку…

В квартире, неловко ступая, прошел в одну комнату, затем в другую. Чисто, просторно, ничего особенного.

Игнат открыл шкаф. В шкафу пустота.

Игнат зашел в ванную. Пустая полочка у зеркала, отсутствие полотенец на крючках. Игнат направился на кухню, раскрыл холодильник. Пусто. Открыл мусорное ведро. Снова пустота.

Потирая руками плечи, точно его познабливает, Игнат вошел в третью комнату и сел на диван.

- …Воробушек…

Игнат лег, немигая уставился на большие настенные часы. Часы громко и нервно затикали.

Внезапно из коридора донесся звук открывающейся двери.

- Игнат, ты дома? Почему у тебя дверь не заперта?

Игнат подскочил на диване, кинулся в коридор…

- Андрюша, заходи. Что ты делаешь, не разувайся, не надо...

Игнат выбежал в коридор и застыл, как вкопанный.

В коридоре стояла Аня, жена Игната. Рядом с ней стоял неизвестный Игнату мужчина. Высокий, крепкий, симпатичный.

- Ну, здравствуй, Игнат…

Аня подошла к мужу, чмокнула его в щеку.

- Игнат, познакомься, это Андрей. Я тебе о нем уже по телефону все сказала.

- Добрый день, - мужчина протянул Игнату руку.

Игнат стоял не двигаясь, смотрел как-то испуганно и одновременно удивленно. Рука мужчины зависла в воздухе.

- Игнат? – Аня тронула мужа за плечо. – Очнись. Как ты долетел?

Игнат сунул в карман руку, извлек оттуда пачку сигарет, закурил.

- Ты куришь? Надо же, - Аня пожала плечами. – Андрюша, подожди, я только заберу коробку.

Аня прошла в комнату. Мужчины остались в коридоре.

Человек по имени Андрей выставился на Игната. Игнат зачем-то переправил сигарету из одной руки в другую, зачем-то на нее подул и, наконец, посмотрел на неизвестного мужчину. Посмотрел внимательно, как-то странно растянул при этом губы, то ли улыбнулся, то ли болезненно поморщился и снова опустил глаза. Неизвестный мужчина покашлял в кулак.

- Ну вот и все…

Из комнаты, с большой коробкой в руках, вышла Аня.

- …я тебе там адрес написала. В четверг подойди, к одиннадцати утра. Уже все готово, только подпись поставишь, и свидетельство о разводе получишь.

Аня вышла за дверь, следом вышел неизвестный мужчина.

На секунду мужчина снова заглянул в квартиру.

- Извините нас, пожалуйста, - мужчина виновато улыбнулся и пожал плечами. – Всего вам самого хорошего.

- Игнат, закройся! Не держи дверь открытой…

Это уже из подъезда донесся голос бывшей жены Игната…


^ ДЕТСКАЯ СПОРТИВНАЯ ШКОЛА.


- …сайд-кик, йоко-кири или еп-чаги – все это, не что иное, как боковой удар ногой. Он является одним из наиболее эффективных способов атаки соперника. Я имею в виду ситуацию, когда противник расположен сбоку от вас. Удар наносится  ребром стопы. Вот так…

Тайка отклонилась в сторону, резко вскинула ногу и ударила ей грушу.

- …в момент контакта с телом соперника, пальцы бьющей ноги должны быть обращены слегка вниз, а стопа опорной ноги развернута примерно на 75 градусов назад. Вот так, - Тайка снова ударила грушу. – То есть, она должна быть вывернута наружу по отношению к направлению удара. Попробуем все вместе.

В большом спортивном зале находились сейчас девчонки лет пятнадцати. Все они были одеты в спортивные трусы и майки-борцовки, у всех на руках были боксерские перчатки, все они дружно «били» ногами воздух.

- Апперкот, - Тайка ударила грушу рукой. – Он применяется на средней и ближней дистанциях. Этот удар наносится снизу, согнутой в локте рукой. В профессиональном кикбоксинге его наносят как в голову, так и в туловище…

Тайка снова нанесла груше апперкот.

- Попробуем все…

В этот момент в кармане у Тайки затрещал мобильный телефон.

- Алло…- Тайка нахмурилась. – Да, Евгений Анатольевич…Нет…Я больше не хочу тренировать мальчиков, ставьте на замену кого-нибудь из мужчин…Нет…Я больше не буду тренировать мужскую группу и я не желаю больше видеть Дударева…Что???... Да флаг вам в руки, увольняйте…У-воль-няй-те!!! Я и сама могу уйти!!!

Тайка сунула мобильник в карман, крепко сжала кулаки.

- А теперь сядьте на ковер и послушайте меня внимательно…

Девчонки дружно сели на пол и выставились на Тайку.

- Никогда, вы слышите меня, никогда не наносите запрещенные приемы противнику. Даже если вы и обучены этим приемам. Кикбоксинг – это спорт для тех, кто дружит с головой, - Тайка злая, с горящими глазами и пылающим лицом, шагала по спортзалу туда-сюда. – Никогда не применяйте технику без надобности. Только в целях самообороны, то есть тогда, когда вашей жизни реально грозит опасность. Не бейте первыми, не нападайте на необученных людей. Еще раз повторяю, применяйте приемы только в целях самообороны…

- А вы когда-нибудь дрались на улице? – худенькая, белобрысая девчонка похлопала себя по коленкам боксерскими перчатками.

- Никогда, - Тайка нахмурилась. - Более того, я вообще завязала с боксом полгода назад. Только преподаю…точнее, - Тайка помяла сжатые в кулаки пальцы, - …точнее, преподавала таким вот неучам…

- Вы что от нас уходите?

Тайка глянула куда-то в потолок, закусила губы и решительной походкой быстро зашагала прочь из спортзала.


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


Музыка звучала глухо, но это ничуть не лишало ее прелести, наоборот. Металлическая игла скакала по старой грампластинке. Такой же старый как пластинка патефон стоял на не менее строй тумбе. Патефон был произведен на свет в тридцатых годах прошлого века. Был он покрыт пылью, местами потерт, так что даже коричневого цвета краска облезла, а кое-где просто потускнела. На крышке патефона были наклеены несколько старых фото. Молодая женщина в норковой горжетке кокетливо улыбается в объектив, эта же женщина в вечернем платье, но уже не одна, а держит под руку статного, кудрявого мужчину…и снова они же, но под пальмой, у моря, оба хохочут.

Левее от тумбы, на которой стоял патефон, за старым, обтянутым зеленым сукном, на больших львиных лапах-ножках дубовым столом, сидела в своем инвалидном кресле Янга Львовна. Сидела и, пуская колечки сизого дыма, раскладывала на столе пасьянс. А еще Янга разговаривала, точнее, вела беседу с кем-то, нам с вами невидимым и неизвестным.

- …я никогда себе не позволяла адюльтэ-э-эра…Ну…нет…был, правда, один случай, был…Но, Боба, ты должен меня понять.. Не устояла я, не устояла…Он ведь непостижимым образом красив был, такой, знаешь ли, Давид Буонаротти Микеланджело…Ну как, теперь тебе понятно? Послушай, что-о он делал…- Янга хихикнула, жеманно прищурила глазки, - …он робко целовал мне каждый пальчик на моих чудесных ножках…Боба, не злись! Ты помнишь, как прелестны были мои ножки?…Да, этот мальчик очень молод был, но, правда, был совсем необразован…Мы танцевали с ним в Варшаве, ты тогда болел в Москве…У тебя была жуткая и затяжная инфлюэ-э-энция…Да, мы танцевали с ним фокстрот, на мне еще была та диадема…Та-а…

Внезапно Янга сняла с носа пенсне, пристроила на краешек пепельницы сигарету с длинным мундштуком, отложила карты и отъехала от стола.

Подъехала к старому секретеру, выдвинула один из ящичков. Аккуратно достала большую китайскую шкатулку. Подъехала к зеркалу-трюмо.

У зеркала Янга распахнула шкатулку, достала из нее роскошное бриллиантовое ожерелье. Погладила его сухонькими пальчиками, поцеловала, надела ожерелье на дряблую, сплошь покрытую пигментацией, шею.

Затем Янга достала два крупных перстня и длинные, все в россыпи камней, серьги. И то и другое, Янга тоже надела. После этого она глянула в зеркало…

Из огромного трюмо на Янгу Львовну смотрела высохшая, точно мумия, блестящая, точно новогодняя елка, маленькая грустная старуха. Янга вздохнула, достала их шкатулки миниатюрную диадему, нацепила ее на голову, вытащила из кармана брючек помаду, подкрасила губки и протяжно, в голос, всхлипнула.

-…Я так не хочу стареть…меня теперь никто не замечает…Я общества хочу…

Янга покусала напомаженные губки, стащила с головы диадему, так что ее крашеные волосы стали торчком и от этого Янга стала похожа на огородное пугало. Затем Янга стянула кольца, сняла ожерелье и серьги. Убрала все свое богатство в шкатулку.

Янга громко высморкалась, вытерла платочком свои маленькие живые глазки, но вдруг нахмурилась, схватила шкатулку и быстро подъехала к патефону. Открыла крышку. Там, внутри, оказалось второе дно…

В него Янга и запрятала все свои фамильные сокровища…


^ МОСКВА. УЛИЦЫ ГОРОДА.


- …Юля, я не могу подстраиваться под твой дурацкий график. То у твоей мамы камень в почке, то одной дочери лицо в лепешку разбили, то другую дочь из школы выгоняют, то тебя на работу срочно вызывают. А у меня, между прочим, у самого проблем, как мусора в мусоропроводе. У моей жены, между прочим, обострение подозрительности. Вчера она нашла в машине два твоих волоса. Юля, если у тебя выпадают волосы, надевай в машине головной убор, я не могу рисковать семейным благополучием…

- Игорь, прости…

Серебристый «Опель» быстро ехал по московским улицам. За рулем «Опеля» сидел полный, уже не молодой, лысеющий мужчина. Рядом с ним сидела Юлия Борисовна. На коленях у Юлии Борисовны лежал букет желтых хризантем.

- Что прости, Юля? Что прости??? – Игорь включил поворотник, перестроился в левый ряд. - Тебе, ведь, дорогая, терять нечего…Ты же одна, у тебя дома нет разведки и контрнадзора…

- Игорь, женись на мне…- Юлия Борисовна погладила лепестки хризантем.

- Что-о-о??? – Игорь удивленно-возмущенно вскинул мохнатые брови. - Как женись, а жену я куда дену? Куплю билет на Марс и отправлю ее туда на пожизненное поселение?

- Но ты же ее не любишь? – Юлия прижала цветы к груди.

- И что? – Игорь глянул на Юлию.

- Ты же любишь меня? – Юлия улыбнулась.

- И что? – Игорь сдвинул мохнатые брови.

- Вот и женись на женщине, которую ты любишь…

- Юлия, - Игорь покашлял в кулак, ослабил галстук, - за годы жизни с женой я имел большое количество романов. Любил, переставал любить, снова любил. Женщины приходили, уходили, а жена оставалась. Она была, есть и будет, как Вечный огонь, как Мавзолей, как часы на Спасской башне. Что у тебя за духи?

- Не помню, какие-то французские, Тайка подарила…А что?

- А то, что я прихожу домой и пахну твоими духами. А это еще один повод для обострения подозрительности. Прекрати пользоваться духами, ты и так недурно пахнешь…

- Хорошо, Игорь, - Юлия кивнула. – Я буду ходить летом в шапке, чтобы прятать волосы, я перестану пользоваться духами, я забуду о том, что у меня есть работа, забуду что у меня на руках выжившая из ума мать и две непутевые дочери. Что еще, Игорь?

- Еще вот, что…- Игорь снова покашлял в кулак. - Только без слез. В конце следующей недели я улетаю. Везу жену к родственникам в Аргентину. Возможно, буду отсутствовать недели три-четыре. Юля, что ты молчишь? Ю-ли-я???

Юлия Борисовна вдруг захохотала, как сумасшедшая.

Серебристый «Опель» остановился на светофоре.

Игорь всем корпусом развернулся к Юлии Борисовне, в очередной раз сдвинул брови.

- Юля, что с тобой? Прекрати немедленно!

- Игорь, а ты знаешь, я устала, - Юлия Борисовна зажала руками рот. Затем осторожно раскрыла дверь машины, вышла, опустила на сиденье букет желтых хризантем. – Положи эти цветы к Вечному огню и никогда больше не появляйся в моей жизни.

После этого Юлия Борисовна кинулась к тротуару, но тут ей путь преградил мотоциклист в цветастом шлеме.

- Юлия Борисовна, здрасьте!

- Паша? Привет, - Юлия Борисовна машинально поправила волосы.

- Куда это вы так несетесь по проезжей части?

- Домой, - Юлия пожала плечами.

- Садитесь!

- Куда?

- Куда-куда, на мотоцикл! – Полупанов похлопал по кожаному сидению. - Я вас отвезу, только обнимите меня покрепче, а то свалитесь!

- А…а…не…- Юлия попятилась назад, но тут увидела Игоря. Он распахнула дверцу машины, кинулся к тротуару.

- Хорошо, - Юлия кивнула, быстро залезла на мотоцикл, обняла Полупанова.

Через секунду мотоцикл взревел двигателем, рванул вперед и быстро понес своих пассажиров по дороге…


^ КВАРТИРА ГАЛЛЕЯ.


Игнат Галлей был одет по-домашнему: в старые, видавшие виды треники - как положено, с вытянутыми коленками, в не менее старую, но любимую майку с портретом Олимпийского медведя на груди, в давно уже стоптанные, клетчатые тапочки. Игнат нажал выключатель ванной комнаты, но тут вдруг раздался глухой хлопок и свет в ванной, едва вспыхнув, погас.

Игнат вздохнул и зашагал в комнату, там он вывернул из торшера лампочку. Зашагал на кухню, взял табуретку. Лампочку и табуретку Игнат принес в ванную. Забрался на табурет, открутил плафон, вывернул лампочку, вставил другую. И тут вдруг раздался очередной хлопок…Игнат дернулся и с грохотом повалился на пол. По дороге он задел корзину, предназначенную для грязного белья, она незамедлительно полетела следом за Игнатом.

Через секунду в коридоре, у дверей в ванную комнату лежал на полу Игнат, рядом с ним валялась корзина и ее содержимое.

Наконец, придя в себя, Игнат сел, потер ушибленный лоб и тут его взгляд уткнулся в корзину, точнее в то, что из нее вывалилось… На полу, рядом с Игнатом лежал розовый женский халатик, легкая кружевная блузка, летняя цветастая кофточка. Игнат взял вещи жены, осторожно, так, будто они могут укусить или ужалить, и медленно, словно во сне, понес их в мусорное ведро.

После этого Игнат закурил и распахнул окно…

За окном уже стемнело, гулко шумела забитая машинами дорога, вовсю кипела жизнью вечерняя Москва.

Игнат сделал несколько неумелых затяжек, затем затушил сигарету, взял в руки мусорное ведро и направился на лестничную площадку…

«Уважаемые жильцы! Просим вас временно пользоваться уличными контейнерами. В мусоропроводе засор!»

Игнат, покачал ведром, глянул на торчащие их него одежды бывшей супруги и нелепой своей походкой, решительно зашагал к лифту…


^ УЛИЦЫ ГОРОДА. ДВОР ДОМА НА НАБЕРЕЖНОЙ.


Душный летний день настойчиво приближался к своему логическому финалу, жара в Москве немного спала, и оттого на улицах города произошло видимое оживление. Толпы молодых людей шагали по тротуарам, оживленно общались, хохотали, пили пиво, колу, минералку, ели мороженное, целовались. Водители, раскисшие и утомленные управляли своими перегретыми автомобилями, пассажиры общественного транспорта дышали друг-другу в лицо, плотно ощущали крепкое плечо соседа.

Тем временем, по улицам города, рыча двигателем, быстро несся разноцветный мотоцикл.

Мотоцикл миновал мост через Москва-реку, выехал на набережную, свернул во двор сталинского дома. У одного из подъездов мотоцикл затормозил.

- Ну? Как прокатились? – Полупанов стащил шлем и выставился на Юлию Борисовну.

Юлия в этот момент поправляла растрепавшиеся волосы.

- Отлично, адреналин подпрыгнул, это иногда полезно, - Юлия перекинула через плечо сумочку, глянула на Полупанова и открыла рот.

Голова Полупанова была похожа на бильярдный шар, гладкая, белоснежная, на фоне загорелой физиономии, без единого волоса.

- Паша, ты в армию собрался???

- Никак нет! - Полупанов захохотал. – Это летний вариант моей зимней прически. Освежает, не потеет, мытья не требует! Деньги, в отсутствии необходимости моющих средств, экономит!

- А-а, - Юлия кивнула. – Пойдем к нам, что ли? Тайки, правда, еще нет. Чаю попьешь, подождешь её.

- Благодарю за приглашение! – Полупанов отвесил поклон. – Как-нибудь в другой раз.

- Как знаешь, - Юлия зашагала к подъезду. – Спасибо за доставку!

- Обращайтесь, всегда готов!

Полупанов сел на мотоцикл, доехал до арки.

Там, в арке, он остановился, слез с мотоцикла и устроился у стены на корточках…


-…девушка, это какой город - Москва?

- Нет, это Барнаул.

- А почему у вас выражение лица такое сердитое?

- Мышечно-лицевой спазм обострился.

- Что-что?

- Рот захлопни и шагай дальше.

- Девушка, а ведь я вас за это могу почикать.

- Слушай, мальчик, чикать будешь пацанов в подворотне. Заткни свой рот, отстань на полметра и строевым шагом топай на другую сторону дороги. Вперед!

- Не пойду, мне ваша пятая точка понравилась. Иду, смотрю, как вы ей вращаете завлекательно.

- Мальчик, давай, ты домой пойдешь?

- А давай, я тебя трахну, прямо вот в этих кустах.

Долговязый, не вполне трезвый парень рванул было к Тайке, занес было руку, но Тайка моментально, в один легкий, давно отработанный прыжок, отпрыгнула и со всех ног понеслась по набережной.

- Просто Женщина-кошка, просто Бэтмен, какой-то…Алкогольный глюк, видимо…

Долговязый глотнул из горла пива и зашагал дальше.


Запыхавшаяся и растрепанная Тайка влетела в арку и там, в арке, на ее пути вырос, точно памятник воину-освободителю, лысый Полупанов собственной персоной.

- Привет! - Полупанов оскалился в улыбке.

- Привет, - Тайка выставилась на Полупанова. – На гуманоида стал похож. Зубы еще выдерни для стопроцентного сходства.

- Зубы, это следующий этап, - Полупанов погладил лысину. – Еще раз откажешь, выдерну зубы!

- Полупанов, ты маньяк. У тебя синдром навязчивого состояния, - Тайка нахмурилась. – Тебе лечиться надо, ясно?

- Ясно! - Полупанов кивнул. - Артемьева, скажи, каков твой идеал мужчины?

- Полупанов, внешне ты от него уже далек, - Тайка поправила хвост, глянула на часы. – Паша, езжай домой. Не будь навязчив.

- Я не навязчив, а настойчив, - Полупанов сунул в рот жвачку. - Артемьева, ты знаешь, а ведь капля камень точит, это факт.

- Глухо, Полупанов, это тоже факт, - Тайка раздраженно глянула на Полупанова. - Я замуж выхожу.

- А? – Полупанов похлопал ладонью по уху. – Куда выходишь?

- На балкон! – Тайка закипела. – Замуж, Полупанов, за-а-муж. Понял? У тебя от рева твоего мопеда ушная атрофия.

- За кого? – Полупанов напрягся.

- Тебе какое дело?

- Врешь! - Полупанов шагнул к Тайке.

- Полупанов, Родиной клянусь, - Тайка поморщилась, отвернулась от Полупанова и тут ее взгляд застыл. Секунда, еще одна, идея увеличилась в размере и Тайка, на одном дыханье выпалила. – Вон, видишь, жених мой чешет.

Тайка кивнула головой, Полупанов тут же обернулся в направлении Тайкиного взгляда.

- Вот это-о-о???! – Полупанов фыркнул. – Вот это чудо??? Этот Акакий Акакиевич с помойным ведерком???

По двору тем временем, размахивая пустым мусорным ведром, шагал своей нелепой походкой Игнат Арсеньевич Галлей. Был он все в тех же тренировочных штанах с вытянутыми коленками, все в той же майке с Олимпийским мишкой на груди, в тех же клетчатых домашних тапочках. Ко всему прочему, на лбу у Игната сияла свеженькая, розовая шишка.

- Ага, - Тайка кивнула. – Он.

- Портки у него крутые и шузы навороченные! А тельник у него какой модняцкий, Артемьева, это не твой портрет там нарисован? - Полупанов деланно заржал. – А почему он так шагает, у него цистит? А что со лбом, окопное ранение? Или дефект врожденный?

Пока Полупанов резвился, Тайка рванула к Галлею, схватила его за руку.

- Привет, я тебя уже заждалась…

- Меня??? – Галлей выставился на Тайку, как на космическую тарелку.

- Пойдем быстрее, - Тайка потянула Игната за руку. – Пойдем-пойдем, я тебя с мамой и бабушкой познакомлю.

- Девушка…

- Тише, молчи…

- Я не одет, у меня ведро…

- Молчи, я сказала…

Тайка с Игнатом дошли до подъезда, к подъезду в это время подъехал Полупанов.

- Артемьева, ты была права, подобные экземпляры вымерли в ледниковый период! Этот, я так понимаю, чудом сохранился! Где ты его откапала, в музее палеонтологии?

- Полупанов, купи себе новый мотоцикл и успокойся!

- Артемьева, а он случаем, не слепой? Уж очень у него шаг неуверенный.

- Простите…

- Молчи... не обращай внимания…Полупанов, удачи на дороге! – Тайка пихнула Галлея в подъезд, зашла следом и громко захлопнула дверь.


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.



В квартире по-прежнему тихо играла музыка, старое, аргентинское танго. На ореховом комоде глупо улыбался фарфоровый клоун в широченных штанах и нелепом разноцветном колпаке. Рядом кружилась на своей изящной фарфоровой ножке маленькая балерина в такой же фарфоровой, но удивительно тонко выполненной юбочке-пачке. Массивные напольные часы отбили очередной час, из своего домика высунулась кукушка. Клюв у кукушки был отколот и, от этого она была похожа не на кукушку, а на летучую мышь. Кукушка конвульсивно попутешествовала из домика - в домик и исчезла, будто бы ее и не было.

Под большим, плюшевым абажуром сидела Янга Львовна. На носу у Янги поблескивало уже знакомое нам позолоченное пенсне, в руках Янга Львовна держала газету.

- …Тайку с работы выгнали. Злая, как собака, наорала на меня по телефону, будто это я ее уволила…

В комнату, с подносом в руках, вошла Юлия Борисовна.

- Вот, чай и круассаны. Я тебе их подогрела, - Юлия Борисовна поставила на стол поднос и выставилась на Янгу Львовну. – Мама, ты слышишь? Тайка теперь безработная…

- Люля, я занята чтением печатного издания, - Янга перелистнула страницу.

- Мама…- Юлия вздохнула. – Ты держишь это печатное издание вверх тормашками.

- И что? Я держу его так, как мне удобно, - Янга опустила газету, насупив подкрашенные бровки, уставилась на Юлию поверх пенсне. – Люля, напоминаю, я в маразме. Я уже давно прибиваю в старческом слабоумии. Я симулирую почечные колики и разговариваю с Бобой, который уже двадцать лет на небесах. На старость лет я хочу в горы и уже месяц я хочу безе, которое, мне, судя по всему, доставят на могилу. Я бесполезный старый кактус, который только портит в этом доме атмосфэ-э-эру …

- Мама, у меня тяжелый день сегодня. Я очень устала, давай не будем, - Юлия присела на краешек кресла.

- А я в восторге, - Янга сняла пенсне. – Я рада, что ее уволили. В немыслимых трусах, в этих чудовищных перчатках, величиной с арбуз. Машет ногами, так неприлично, фу-у. А как она колотит этот кожаный предмэ-э-эт, от этих звуков я ощущаю в теле признаки болезни Паркинсона… Люля, это профэ-э-ссия для девушки? Ей двадцать шесть…

- Ей двадцать пять…

- Ей двадцать пять, а она еще в девицах, - Янга откусила круассан. - Замуж за Павлика выходит, ой-ой…Думает, я глупая старуха, которая поверит в эту сказку. Люля, она к нему привыкла, как я к тому облупленному секретэ-э-эру. Люля, в ее возрасте у меня…

- Мама, у современной молодежи взгляды другие. Девушки сейчас в тридцать не замужем и не переживают…

В это время в коридоре раздались звуки открывающейся двери.

- Заходи…

- Простите…

- Молчи…Сейчас я тебе тапочки дам…Блин, ты и так в тапочках… Ладно, подожди, я переобуюсь…

- Люля…- Янга подскочила в кресле и, округлив живые глазки, прошептала. – Люля, там в коридоре, кажется, мужчина…


^ ДВОР СТАЛИНСКОГО ДОМА.


Во дворе было темно и тихо. Летний ветерок ласкал упругую листву на старых деревьях, раскачивал пустые, детские качали. Качели тихонько, будто жалуясь, поскрипывали.

Двое, парень и девушка, лениво брели по тропинке, растянувшейся от одного дома к другому.

- …я хочу себе татуировку с его портретом сделать. Хочу на самом интимном месте его образ наколоть…

- Он не поместится…

- Дурак ты пошлый. Я не про это место. Я про то, которое никто кроме меня не видит. Я его на груди, например, выколю…

- Ну и чего? Тебе от этого легче будет?

- Ну, не знаю… Он так ближе будет. На левой груди, у сердца. Вот я куда его наколю. Точно. И такую татуировку, которая не смывается пожизненно, такую себе зеки на зонах колют…

- Ты откуда знаешь, чего они себе там колют?

- В кино видела…Слушай, а он иногда на меня смотрит, прямо в глаза мне смотрит…Что это значит? Как ты считаешь, может, это шанс?

- Ничего я не считаю.

- Он, правда, на меня так всего два раза смотрел …У него есть такая особенность, он когда на кого-то смотрит…

И тут Дуся, а это была именно она, умолкла, поскольку увидела кого-то.

Этот кто-то был Полупанов. Он стоял у подъезда и говорил по мобильнику.

- Шаг ускорь! – Дуся сверкнула глазами на парня.

- Чего?

- Ускорь шаг в другую сторону! Завтра в восемь двадцать у подъезда.

Дуся вытащила из карманов руки, выпрямила спину и быстро зашагала к дому.

- …да ну ее, на фиг, весь мозг уже вынесла! Ненавижу!...Что?...Ну…Не знаю, какого-то помятого кекса прямо во дворе подцепила…

- Привет, - Дуся прошла мимо Полупанова, остановилась у входной двери, ткнула пальцем в кодовый замок.

-… всё, Серый, потом…- Полупанов глянул на Дусю. – Я перезвоню.

Полупанов сунул в карман мобильник и, оценив Дусю с головы до ног, хрипло выдохнул:

- Поди-ка сюда, мурзилка…


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.



Металлическая игла по-прежнему скакала по старой грампластинке. Янга Львовна сидела в своем инвалидном кресле, сложив губы в букву «о». Юлия Борисовна застыла в странной позе, ни то хотела до этого шагнуть вперед, ни то, назад.

- Привет… Вы чего, как два сфинкса застыли, расслабьтесь. Бабушка, верни рот в исходное положение. Мама, если ты планировала начать движение, двигайся.

Тайка потянула Игната за руку.

- А ты чего в ведро вцепился? Мог бы его в коридоре оставить, не украдем. - Тайка ткнула пальцем в мать. – Знакомься, это мама – Юлия Борисовна, – ткнула пальцем в бабку. - А это бабушка – Янга Львовна. Не Инга и не Яна, а Янга, запомнил? Бабушка из польского аристократического рода. Целовать ей нужно исключительно левую руку, в районе средней фаланги безымянного пальца. Вперед! – Тайка подтолкнула Игната.

Игнат как-то странно вжал в плечи голову, но не шелохнулся, точно прирос ногами к полу.

- Ладно, обойдемся без светских церемоний.

- А…а…- Янга, наконец, заерзала в кресле. – А кто этот…м-м-м…мужчина, Таисия?

- Мой жених, - Тайка пожала плечами.

- А…а…добрый вечер, - Янга нервно побарабанила пальчиками по колесу своего инвалидного кресла.

- Здравствуйте, - Игнат понял было голову, но тут же снова уткнулся взглядом в мусорное ведро.

- Вечер добрый, - Юлия Борисовна вернула ногу в исходную позицию и опустилась на стул.

- Ну вот и славно, вот мы все и поздоровались, - Тайка деланно улыбнулась. – Присаживайся-присаживайся, - Тайка потянула Игната к дивану, - а то стоять долго придется. Тебя так просто отсюда не выпустят.

- А…а…а могу я полюбопытствовать, как зовут этого м-м-мужчину? – Янга изящно взмахнула ручкой, растянула губки на подобии улыбки.

- Говори, - Тайка ткнула Игната в бок.

- Галлей… Игнат Арсеньевич Галлей…

- Галлей??? – Янга удивленно вскинула бровки. – Это надо же! Потомок???

- Однофамилец, - Игнат виновато улыбнулся.

- А вы знаете, - Янга вдруг оживилась. – А ведь я однажды своими собственными глазами видела комету Галлея. Боба мне тогда поездку организовал. У него конгресс где-то в Сибири был, незадолго до его смерти…о Боже, где же это было? Какой же год был…

- Одна тысяча девятьсот восемьдесят шестой, - Игнат поставил ведро на пол.

- Точно! – Янга радостно взвизгнула. – Боба умер в начале девяностого, а это было за четыре года до его кончины. Ой, представляете, она так летела, такой длинный-длинный хвост. Я чуть не ослепла…

- Вряд ли, - Игнат поднял голову.

- Что? – Янга похлопала глазками.

- Вряд ли вы могли ослепнуть, - Игнат снова виновато улыбнулся. - В восемьдесят шестом году у кометы было достаточно слабое свечение. При прохождении через перигелий комета фактически находилась в соединении с Солнцем, а когда она вышла из-за Солнца, она наблюдалась только в Южном полушарии. Это было самым слабым  и  неэффектным появлением кометы за всю историю  ее  наблюдений. Простите, очень извиняюсь…

- О-о, - Янга слова округлила рот.

Тайка чуть отодвинулась от Игната, повернулась к нему всем корпусом. Выставилась с некой долей любопытства.

- Какая глубина познаний, - Юлия Борисовна сунула в рот круассан.

- Мама, комментарии не в тему, - Тайка глянула на мать.

- Вот как? – Юлия, наконец, пришла в себя. – А могу ли я задать вам, гражданин Галлей, несколько вопросов, касающихся моей дочери?

- Непременно можете, - Игнат кивнул.

- Это Аргентина Гаучо, - Янга ткнула пальчиком в сторону патефона. – Редкое оркестровое исполнение. Эту грампластинку я купила в маленьком магазинчике на Монмартре. У меня тогда…

- Мама, сейчас не до твоих пластинок, - Юлия Борисовна уставилась на Игната. - Как давно вы с ней знакомы?

- Видите ли, мы с ней вообще…

- Молчи, говорить буду я, - Тайка хлопнула Игната по колену. – Давно и плотно, мама. Плотнее не бывает.

- Я спрашиваю, сколько времени вы знаете друг друга? – Юлия Борисовна отложила откусанный круассан.

- Люлечка, ну какая разница, сколько? Это все такая ханжеская условность, – Янга поправила камею, погладила ее пальчиками. – Мы вот с Бобой поженились…

- Мама! – Юлия Борисовна хлопнула кулаком по столу.

- Простите…- Игнат вжал в плечи голову.

- Молчи, - Тайка придвинулась к Игнату.

- Сколько вам лет? – Юлия Борисовна не спускала с Игната глаз.

- Сорок два…

- Немолоды, - Юлия встала со стула.

- Что значит, не молод? – Янга Львовна возмущенно надула губки. – Люлечка, ты забыла сколько лет…

- Мама! – Юлия грозно глянула на мать, тут же перевела взгляд на Игната. - Женаты?

- Женат…то есть, нет…уже почти нет…

- Понятно, - Юлия кивнула. – Значит, женаты. Отлично! Дети?

- Детей нет…

- Где работаете? – Юлия подошла к Игнату, уставилась на него сверху вниз.

- Люля-я-я, – Янга насупилась. – Это уже бестактно…

- Мама! – Тайка подскочила на диване. – Прекрати это идиотский допрос, ты на мента похожа...

- Послушайте, хватит затыкать мне рот. Хватит! – Юлия вдруг заорала. - Мне надоел этот спектакль! На-до-ел...

Пластинка патефона вдруг заела, заскакала по блестящей поверхности. Рваные, режущие ухо звуки заполнили комнату.

Юлия Борисовна, тем временем, продолжала орать:

- …В моем доме среди ночи появляется странный субъект в тренировочных штанах и тапочках. Лоб у этого субъекта расквашен, в руках помойное ведро. Вместо того, чтобы дать мне исчерпывающую информацию о том, кто он и что он, этот субъект несет какую-то околесицу о космосе. Таисия, в каком наркодиспансере ты подцепила этого невменяемого гражданина? Почему…

- Здрасьте…- в дверях комнаты, заложив в карманы руки, стояла раскрасневшаяся, хмельная, но довольная Дуся. – И чего ты так орешь, маман-н-н?

- Как??? Как ты меня назвала? Что за обращение? – Юлия Борисовна нервно взвизгнула. - Во-первых, разуйся, а во-вторых…

- А вы кто? – Дуся отодвинула мать, шагнула в комнату, с интересом выставилась на Игната.

- Это Игнат Арсеньевич, - Янга сунула в рот мундштук, чикнула длинными каминными спичками. – Его фамилия Галлей.

- А-а, - Дуся кивнула. – Ясно. Клёвая майка. А что это за ведро?

- Помойное, - Тайка взяла ведро в руки.

- Ясно, - Дуся снова кивнула. – А пожрать в этом доме что-нибудь имеется?

- Что за слова? – Юлия Борисовна направилась к Дусе. – И вообще, где ты шлялась до часу ночи? Что у тебя за вид? Ну-ка, дыхни! Ты что, пила?! Почему от тебя несет, как от пропойцы???! Ты что опять курила???

- Люлечка…- Янга Львовна помахала мундштуком. – Люлечка…

- Что Люлечка? Что Люлечка?! Как вы меня все достали!!! Вы все: и ты, и ты, и ты! Я тоже, может быть, устала! У меня сегодня неприятности! У меня не день был, а Голгофа! – Юлия Борисовна глянула на Тайку. – Что, что ты выставилась?! А?! Привела в дом кого попало и сидит, глаза на мать таращит! – Юлия кинулась к Дусе. – А ты чего застыла, пьянь малолетняя? А ну пошла спать, живо! Завтра протрезвеешь, буду с тобой разговаривать! – Юлия повернулась к Янге Львовне. – Хватит уже дымить, весь дом табаком провонял! С утра умирала, а сейчас сидит, как Мария Медичи на троне! Ты на часы хотя бы посмотри! Времени сколько, видишь? Тебе уже давно в постель пора и грелку в ноги! Мне еще клизму тебе ставить надо!!!

- Люля-я-я! - Янга в ужасе подпрыгнула в своем инвалидном кресле.

- Простите…- Игнат встал с дивана, забрал у Тайки ведро.

- Почему в ванной опять валяются обертки от конфет? Почему в унитазе плавают бычки?! Сколько можно повторять, мойте за собой посуду! Гора, гора немытой посуды в раковине! Я вам не домработница, я не прислуга! Я устала! - Юлия Борисовна захлебывалась собственным голосом.

- Пойдемте, - Тайка потянула Игната за руку. – Пойдемте, я вас провожу…

Дверь за Тайкой и Игнатом захлопнулась. Из-за двери все еще доносились рыдания, голоса, крик…


^ ДВОР СТАЛИНСКОГО ДОМА.


Все тот же летний, ночной ветерок ласкал листву деревьев, все так же жалобно поскрипывали старые качели. Только в окнах домов поубавилось свету. Большинство москвичей уже спали и видели цветные и черно-белые, страшные и радостные сны.

Тайка с Игнатом молча шли по дороге.

- Ну, вот… Мой подъезд, - Игнат остановился.

- Послушайте, - Тайка подняла на Игната глаза. – Вы простите меня, пожалуйста…

- Да ну что вы… – Игнат смущенно улыбнулся. - За что?

- Я глупость несусветную устроила, стыдно, - Тайка поежилась. – Сегодня, видимо, день тяжелый…

- Сегодня критическая точка Луны.… - Игнат поднял глаза к небу. – Это когда Луна и Солнце находятся на критическом, угловом расстоянии друг от друга.

- Это плохо? – Тайка машинально задрала голову.

- Ну, видите, день же тяжелый получился, - Игнат опустил глаза, посмотрел на Тайку.

- Да…- Тайка вздохнула. - Мама рассталась со своим любовником. Меня с работы выгнали…

- А от меня жена ушла, - Игнат поставил ведро на асфальт.

- Надо же, - Тайка постучала ногой о ведро. Ведро отозвалось, слегка позвенело.– У вас и так неприятность такая, а тут еще я со своим спектаклем, плюс мама с истерикой…

- Ничего, я даже отвлекся немного, - Игнат улыбнулся.

- День сегодня длинный…- Тайка снова поежилась. - Бабушку в больницу возили, Полупанов со своим дурацким предложением доставал, я Дударева в раковине искупала…

- А я шесть часов назад еще на Кавказе был, а сейчас стою с вами в своем любимом московском дворе…

- На Кавказе? Здорово! – Тайка улыбнулась. - А вы как-то с космосом связаны?

- Я астроном, - Игнат почему-то посмотрел на свою одежду. - Астрофизик.

- Надо же, какая у вас необычная профессия, - Тайка восторженно присвистнула. - А я боксом занимаюсь, тайским боксом. Меня друзья из-за этого Тайкой называют, хотя я Таисия.

- Приятно познакомиться, Таисия, - Игнат улыбнулся. - У вас тоже необычная профессия.

- Была. Я раньше на соревнованиях выступала, у меня даже черный пояс имеется, - Тайка засмеялась. - Простите, хвастаюсь, как маленькая. А потом был один ринг и меня…ладно, не буду…

- Рассказывайте-рассказывайте…

- Нет, как-нибудь в другой раз, - Тайка посмотрела на Игната. – А у вас уже шишка спала, и покраснение сошло. Вы где-то ударились или подрались?

- Ага, ударился, - Игнат потер ушибленный лоб. - Лампу менял

- А вы странный какой-то, - Тайка не спускала с Игната цепких глаз. – Вы зачем со мной пошли?

- Ну, вы же меня позвали, - Игнат смущенно улыбнулся.

- А-а. Ну да, - Тайка хмыкнула, поправила хвост, внимательно посмотрела на Игната. – У вас глаза отрешенные, но очень теплые, я такие у Эль Греко на полотнах видела. Погреться рядом с вами хочется…

- Да что вы! Я не заслуживаю комплементов…Ой, - Игнат вдруг дернулся, - а ведь я даже дверь в квартиру не закрыл, представляете? Вышел из квартиры и не закрыл.

- Да-а-а? Вас могли ограбить, идите домой, быстро…

- Ага. Иду-иду, - Игнат кивнул, поднял ведро.

- Ну, до свидания? – Тайка протянула руку, улыбнулась. – До свидания, астроном Игнат.

- До свидания, - Игнат мягко сжал Тайкину ладошку, смущенно улыбнулся Тайке. – До свидания, боксер Таисия.

Тайка потрясла руку Игната, затем вырвала свою ладошку и рванула прочь, прямиком к своему дому.


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


В город пришло новое, необычайно солнечное, знойное утро. Несмотря на раннее время, а Москве сейчас было восемь тридцать, в воздухе уже парило, над омытым поливальными машинами асфальтом клубился пар. Птицы во дворе вовсю приветствовали новый день, машины разъезжались со своих парковочных мест, люди спешили на работу.

В это раннее утреннее время в квартире Артемьевых уже вовсю кипела жизнь. В своей уютной, плотно заставленной комнате, сидела в своем инвалидном кресле свеженькая, ухоженная, причесанная, словно только что из модного салона, Янга Львовна. Попивая душистый кофеёк из маленькой фарфоровой чашечки, Янга смотрела телевизор и весьма бурно реагировала на происходящее.

- …и что? И что теперь несчастным инвалидам делать? Пособие…да вы на них бумаги туалетной в наши дни не купите… молочные продукты на неделю, вот и всё. А дальше? А дальше голодание по Брегу… ну а потом, естественно, кремация…

Янга возмущенно дернула плечиками, щелкнула кнопкой пульта, тут же подпрыгнула в кресле.

- Ангел небесный, это что такое???...Что это на нем одето?!...Он же в одних колготках, на него же люди смотрят…Почему он так верещит, ну разве это пение?

Янга выключила телевизор, взяла в руки бронзовый подсвечник, поколотила им в стену.

- Тайка, у меня судороги от этих звуков! Ты слышишь, прекрати стучать!

За стенкой, из соседней комнаты, доносились глухие, ритмичные удары. Одетая в спортивные трусы и майку Тайка яростно колотила грушу. Лоб ее был в испарине, глаза возбужденно горели.

В это самое время по комнате, что находилась прямо перед Тайкиной, носилась Юлия Борисовна. На бегу, она нырнула в летнее шелковое платье, подкрасила губы, причесала волосы, покидала в дамскую сумочку всякую женскую всячину. Приняв должный, необходимый для выхода на работу вид, Юлия Борисовна быстро помчалась на кухню. Там она налили из крана воду в высокий хрустальный стакан, и понеслась с ним в Дусину комнату.

Дуся тем временем сладко безмятежно посапывала, уткнувшись носом в мягкую подушку. Розовая, слегка помятая от сна, Дусина щека уехала наверх, подперев закрытый Дусин глаз. Юлия Борисовна влетела в комнату и без промедления выплеснула содержимое стакана прямо в Дусину физиономию. Дусина щека тут же вернулась в нужную позицию, глаз открылся и, в следующую секунду Дуся подскочила на кровати.

- Жесть!!! – Дуся принялась вытирать мокрое лицо. – Ты чего, рехнулась с утра пораньше?

- Хамка! – Юлия Борисовна поставила стакан на стол. – Я проспала и, у меня нет времени вести воспитательную работу. Когда я приду, чтобы ты была дома, будем общаться. А сейчас вставай и отправляйся в библиотеку!

- Куда-а-а??? – Дуся скорчила брезгливую гримасу. – Какая еще, на фиг, библиотека, в такую рань.

- Сделаешь зарядку, закинешь в свой желудок то, что тебя ждет в микроволновке, сходишь во французскую кондитерскую, купишь бабушке безе и пойдешь заниматься в библиотеку. У тебя на осень задолженность по истории. На счет раз-два-три чтобы ты пулей вылетела из потели, не то я окочу тебя не холодной водой, а кипятком. Ну! Раз, два…

Дуся свесила с кровати ноги, лениво сползла на пол и потянулась.

Юлия Борисовна удовлетворенно кивнула, выбежала из комнаты, понеслась к входной двери.

- Мама, читай по-минимуму, у тебя и так уже плюс четыре! Много не кури и не вздумай бросать бычки в унитаз! Тайка, живо отправляйся на поиски новой работы, мне третья дармоедка в доме не нужна!

Как только Юлия Борисовна захлопнула за собой дверь, Дуся ткнула пальцем кнопку музыкального центра. Музыка дико, оглушительно заиграла на весь дом.

Янга в своей комнате тут же подскочила в кресле, заткнула руками уши, заверещала, точно милицейская сирена.

- Дуся! Выключи этот кошмар немедленно! Дуся-я-я!

Тайка отпрыгнула от груши, сделала круговой поворот и снова принялась дубасить грушу в ритм сумасшедшей музыке.


^ УЛИЦЫ ГОРОДА.


Москвичи особый народ…Попробуйте, выйдите на московскую улицу в утренний час-пик и посмотрите на их лица. Видите, какие они все озадаченные, хмурые, запрограммированные? Они все так спешат, точно боятся опоздать на последний в их жизни автобус, как будто вот этот троллейбус, что подошел сейчас к набитой остановке – один единственный, другого в Москве нет, как будто метрополитен закроют через пять минут, как будто только э-э-этот миг, не опоздай, беги, а то упустишь…

Сквозь такую вот московскую толпу шагал сейчас по улице человек. Был он какой-то странный, явно из другой жизни, из другого мира. Он даже шел иначе, двигался, смотрел. Он даже улыбался по-другому. Да что там по-другому, он просто улыбался, один на всю большую улицу. Человеком этим был Игнат Арсеньевич Галлей.

Игнат свернул за угол и тут на его пути, точнее, прямо перед самым его носом возникла тетка с двумя огромными поклажами. Тетка пыхтела, волокла свою ношу, переваливаясь из стороны в сторону.

- Давайте я вам помогу…

Игнат попытался было взять ношу, но тут тетка дернулась и заголосила на одной ноте:

- Не надо! Ишь чего надумал, знаю я таких. Глазом не успеешь моргнуть, а тебя уж след простыл. Идешь себе и иди! Не приставай к прохожим, жулик.

- Да я ведь просто хотел помочь…

- Помочь хотел…Иди, сказала!

- Простите, пожалуйста…

Игнат перешел на другую сторону дороги и вошел в здание народного суда…


^ СПОРТИВНЫЙ КЛУБ.


Сайд-кик, фронт-кик, экс-кик, бэк-кик…Хук, апперкот…Удар рукой, еще один, удар рукою в развороте, круговой удар ногой, удар ногой вперед и в сторону …Удар локтем, удар коленом…

В большом и светлом спортзале тренировались профессионалы кикбоксинга. Все они, а было их человек десять, двигались ладно и отточено.

Тайка, с большой спортивной сумкой за спиной, застыв в дверях, заворожено таращилась на спортсменов.

- Артемьева, хватит народ взглядом сверлить. Заходи, чего встала?

На длинной деревянной скамье сидел мужчина лет пятидесяти, в руках он держал полотенце. Мужчина отложил полотенце, махнул Тайке рукой.

- Ну, иди, смелей.

Тайка подошла к мужчине опустилась рядом с ним на скамью.

- Здрасьте, Роман Сергеич.

- Привет, Артемьева, - мужчина посмотрел на Тайку. – Чего вид, как у побитой собаки?

- С работы выперли, - Тайка потеребила ремень спортивной сумки.

- Давно пора. А чего ко мне притащилась? – мужчина прищурился.

- Не знаю, - Тайка пожала плечами, - мимо шла.

- Мимо она шла, видите ли…Как давление, не скачет?

- Нет, в норме.

- А головные боли, прошли? – мужчина взял полотенце, промокнул им лоб.

- Угу, - Тайка кивнула. - Компьютерную томографию недавно делала, в порядке все. Как новая.

- Вы, женский пол, живучий, быстро восстанавливаетесь, - мужчина обмотал полотенцем голову. - У мужика, после такого мощного удара мозги бы все, к едрене-фене, вылетели.

- Возьмете? – Тайка прижала к себе спортивную сумку, уставилась в пол.

- Куда? К нам??? – мужчина развернулся к Тайке, выпучил глаза. – Артемьева, тебе детей рожать пора, а не на ринге выступать.

- Сколько сейчас за выступление платят? – Тайка не спускала глаз с пола, теребила ремень сумки.

- Нормально платят, - мужчина отвернулся. - Не возьму.

- Роман Сергеич…

- Слушай, ты когда без сознания валялась, я на тебя долго смотрел, - мужчина нахмурился. - И знаешь, что я думал?

- Что? – Тайка покусала губы.

- Мимоза. Да, волевая, да упертая, техничная, но баба. Стопроцентная ты баба, понимаешь? – мужчина стянул с головы полотенце, швырнул его на скамью - Артемьева, займись балетом, там хоть морда цела останется.

- Поздно, старая уже.

- Послушай, Тайка, я не хочу вот это самое лицо, - мужчина взял Тайку за подбородок, - в кровоподтеках и с носом расквашенным видеть. Я не хочу, чтобы тебе почки отбили. Не хо-чу! У тебя еще радость материнства впереди. Артемьева, выходи замуж.

- Не за кого… Ладно, спасибо за радушный прием, - Тайка встала. – Чао!

- Чао-бао…- мужчина послал Тайке воздушный поцелуй. – Слышь, надумаешь замуж выходить, позови свидетелем.

- Не дождетесь.

Тайка закинула за плечо спортивную сумку, рванула к дверям.


^ НАРОДНЫЙ СУД.


В небольшой приемной сидела молоденькая секретарша и быстро стучала по клавиатуре. В приемной было душно, пластмассовый напольный вентилятор вращался то влево, то вправо. Жиденькие, пшеничные волосы секретарши развивались от искусственного ветерка.

- Мне на одиннадцать назначено, я, правда, опоздал на сорок пять минут…

Игнат Галлей зашел в приемную, виновато уставился на секретаршу.

- Опоздали, значит, паровоз ушел, - секретарша даже головы не подняла.

- Как это ушел? – Игнат вытащил из кармана записку жены. - У меня развод.

- А у меня документ, который срочно нужно напечатать, - секретарша сдула со лба жиденькую прядку волос.

- Девушка, мне нужен судья Смирнов, - Игнат глянул в записку.

- Его нет, - секретарша чихнула.

- Будьте здоровы. Как это, нет? Уже ушел?

- Нет, его сегодня не будет.

- Но..- Игнат потоптался на месте, затем решительно шагнул вперед. - Но у меня развод.

- Послушайте, - секретарша, наконец, оторвала голову от компьютера. – На оформление бракоразводного процесса назначается определенный день и определенное время.

- А у меня назначено, - Игнат уткнулся в записку жены. – Четверг, одиннадцать ноль-ноль, сто восьмой кабинет.

- Замечательно, - секретарша кивнула. – Только сегодня не четверг, а вторник.

- Как вторник? - Игнат удивленно выставился на секретаршу.

- А так. На календарь посмотрите, - секретарша снова принялась стучать по клавишам.

- Девушка, мне улетать надо…

- А мне печатать документ. До свидания, мужчина, до четверга.


^ УЛИЦЫ ГОРОДА. ДВОР СТАЛИНСКОГО ДОМА.


Тайка брела по улице… Брела сквозь толпу торопливых пешеходов и была какая-то усталая, опустошенная. Она остановилась у киоска с мороженным, купила эскимо, побрела дальше, мимо летнего кафе, где шумела молодежь, мимо фонтана, на парапете которого развалились, свесив в воду ноги, пацаны, пошла мимо стеклянных витрин. За одной из них Тайка поймала взглядом парня и девушку, они сидели за столиком и целовали друг друга в одинаковые круглые носы. Глупые, влюбленные, смешные. На столике у них лежал воздушный шар в виде большого красного сердца. Тайка нахмурилась, отвернулась, выкинула в урну несъеденное мороженое и зашагала дальше…

В это самое время по другой московской улице, своей нелепой походкой двигался Игнат Галлей. Двигался он сквозь такую же торопливую толпу, был какой-то уставший и отсутствующий. Он тоже остановился у киоска с мороженым, тоже купил эскимо и так же зашагал дальше…


Игнат вошел во двор, направился к Тайкиному подъезду, зачем-то постоял там, неумело, время от времени покашливая, выкурил сигарету. Затем пошел к своему дому, постоял на том месте, где этой ночью они стояли с Тайкой, и наконец, зашел в свой подъезд…

Через несколько минут во дворе появилась Тайка, направилась было к своему дому, но вдруг резко развернулась и зашагала к дому Игната. Постояла на том месте, где этой ночью они стояли с Игнатом, затем направилась к детским качелям, что находились прямо напротив подъезда Игната, устало плюхнулась на них…


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


- …алло…Кеша, это Янга…Дзиень добры, дорогой…Жива-жива, куда я денусь… Как твой протез, шевелит пальцами?...Кеша, отсутствие руки – это не отсутствие мозгов. Думаю, ты безрукий еще более привлекательный старичок…Я?...Конечно. Ну, конечно же, молодею с каждым днем…хи-хи…Кеша, скажи мне, мой дружок, ты оценкой еще занимаешься?...Сын?...А не мог бы ты с ним ко мне приехать?...Кеша, я понимаю, что ты уже старая развалина, но, прошу тебя, оторви свой дряхлый зад и навести меня…Что?...да, надо кое-что оценить…Когда?...Замечательно, я как раз буду дома, а учитывая, что дома я бываю всегда, тебе неслыханным образом повезло…хи-хи… Жду вас…Что?...хи-хи. А я целую твой старческий лоб. До виджениа!

Янга Львовна положила телефонную трубку и отъехала от стола. Завела патефон, поставила грампластинку и повезла свое сухенькое тельце на кухню.

На кухне Янга открыла шкаф и, пошарив рукой по полке, обиженно поморщилась.

- Дуська! Дуся-я-я!

- Т чего голос надрываешь?

На кухню зашла Дуся.

- А куда Люля дела мой коньячок?

- Какой еще коньячок?

- Мою маленькую бутылочку с французским коньячком.

- Ты что дернуть с утра пораньше решила?

- Фу, - Янга брезгливо поджала губки. – Какие вульгарные у тебя слова. И где же мой коньячок?

- Не знаю, - Дуся пожала плечами. - Мама, наверное, спрятала.

- Это все от тебя, - Янга ткнула пальчиком в Дусю. – Нечего домой нетрезвой приходить, потеряла в семье доверие.

- Раз в жизни выпила чуть-чуть, а они из мухи слона раздули, - Дуся подошла к кухонному столу, заграбастала в пятерню несколько черешен, что красовались в блюде. - Что это за дядька у нас сегодня ночью в доме тусовался?

- Это Таискин жених, - Янга гордо покивала головой.

- Чего-о-о??? – Дуся поморщилась, сунула в рот черешню. - И где она этого перца подцепила?

- А это тайна, - Янга хихикнула. - Может же быть у Таиски своя маленькая тайна. Между прочим, мужчина он весьма образованный и очень воспитанный. Одет, правда, был не к месту. Но при этом все равно приличный, не то что Павлик.

При этих словах Дуся напряглась.

- Павлик беспородная дворняжка, хотя и очень премиленькая. И глупый он, вот, - Янга глянула на Дусю, прищурила глазки. - И не надо пыхтеть. Зря ты им себе голову забила.

- Что-о-о? – Дуся даже черешней подавилась.

- А то, что ты, Дуся, в Павлика этого влюблена. Ты думаешь, я засохшая, покрытая пылью мумия, которая дальше своего старческого носа ничего не видит? Я все вижу. Скажу тебе по секрету, - Янга наклонилась к Дусе, таинственно зашептала, - почечных колик у меня никогда не было…

- Подумаешь, секрет, - Дуся фыркнула, сплюнула косточку.

- И с Бобой я разговариваю просто так, это игра у меня такая, чтобы со скуки в деревянный ящик не отправиться. Скучно мне бывает так, что хочется упаковку демидрола жахнуть…- Янга достала кружевной платочек, высморкала нос, вытерла влажные глазки.

- Бабушка, - Дуся положила косточки на стол, плюхнулась перед бабкой на колени, взяла ее за руки. – А ты знаешь, ты ведь у нас самая классная! Ты лучше всех! Ты лучше мамы, лучше дуры Тайки.

- Спасибо, только Тайку, пожалуйста, не обзывай, - Янга снова высморкалась. - Она тебя любит.

- Кто???! Тайка мне любит?! - Дуся захохотала. – Да она меня под колеса первого же попавшегося трамвая пихнет. Она меня не-на-ви-дит!

- Зря ты так. Тайка тебя очень любит, Дуся…


^ ДВОР СТАЛИНСКОГО ДОМА.


Внезапно подул ветер и вдруг резко, в одну секунду, хлынул дождь. Долгожданный, сильный и необычайно теплый. Люди во дворе кинулись к подъездам, мамаши похватали детей и коляски, поволокли их за собой. Деревья радостно прогнулись под тяжестью дождевых капель. На асфальте тут же образовались огромные лужи, с большими кругами и пузырями, от чего становилось ясно, что дождь скоро кончится.

Минута и двор опустел. И не было в этом старом московском дворе не души, только на деревянных детских качелях сидела и мокла под дождем Тайка Артемьева.

Тайка запрокидывала голову и с самым серьезным видом ловила ртом дождевые капли. Кудрявые Тайкины волосы намокли, как впрочем, намокла и вся Тайкина одежда.

Странная и грустная картина. Девушка на качелях под дождем. Как в детском стишке про брошенного зайку…


Игнат Галлей закрыл балкон и кинулся на кухню. Дождевые потоки уже стекали по подоконнику. Игнат подбежал к окну, схватился за оконные рамы и вдруг замер. Затем быстро высунулся на улицу и закричал что было сил.

- Таисия! Таисия-я-я!!!

Тайка тут же опустила голову и выставилась на дом…

В окне второго этажа она поймала взглядом свесившегося с подоконника Игната.

Тайка тут же вскочила с качелей…

Игнат тут же рванул к дверям…

Через минуту Игнат уже бежал по двору. Навстречу ему неслась Тайка.

А еще через минуту Игнат и Тайка едва не столкнулись лбами. Игнат тут же замер, точно врезался в фонарный столб, растерянно улыбнулся, едва слышно прошептал.

- Тая, почему же вы тут… под дождем…Вы же промокли вся…

- Игнат…- Тайка вдруг всхлипнула, как маленький ребенок, сделала полшага и прижалась к Игнату.

- Тая...- Игнат раскинул руки, точно не зная, куда их нужно деть, затем, решившись, обнял Тайку и осторожно погладил ее по мокрым волосам.

В это самое время во двор дома въехал разноцветный мотоцикл. Мотоцикл затормозил, водитель мотоцикла быстро поднял стеклянный козырек шлема и выставился вдаль. Туда, где мокла в объятиях Игната, Тайка.

Игнат, тем временем, взял Тайку за плечи, и побежал с ней, перепрыгивая через большие лужи к подъезду дома.

Как только они скрылись, мотоциклист достал мобильник и отщелкал номер.

- Мурзилка, выходи живо …


^ КВАРТИРА ГАЛЛЕЯ.


-…она ударила меня ногой в голову, знаешь, у нее такие очень сильные ноги были, как у мужчины. Я упала и еще вдобавок ударилась при падении головой. В общем, полтора месяца в больнице провалялась.

- А ей что?

- А что ей? Ей ничего. Это же спорт. Я после этого случая с рингом завязала.

- Таиса, ты больше никогда не будешь драться. Слышишь? Никогда.

- Ладно, я буду смотреть с тобой на звезды. А что это за комета, про которую ты тогда рассказывал?

- Комета Галлея? Сейчас…Сейчас я тебе ее покажу, смотри…

Вспыхнул проектор, и на экране появилось звездное небо. По этому небу двигалась, оставляя за собой длинный хвост, комета.

- Она самая яркая и самая таинственная… Иногда она выглядит агрессивно и зловеще…

- Ой…

- Ага, я не шучу. А иной раз бывает такой нежной и романтичной…Ее можно встретить только раз, слышишь, только один раз в жизни…

- А почему только раз?

- А просто она появляется раз в семьдесят шесть лет.

- Всегда?

- Всегда. Глядя на нее человек испытывает незабываемые эмоции… Да, чуть не забыл…еще она зовется «виновницей земных бед», потому что появляясь, приносит разные трагические события …

- Какой кошмар, фатальная комета…

- Нет, что ты! Лично я считаю, что она вовсе не злой рок, даже наоборот. Лично я считаю ее счастливым знаком. Ведь…ведь благодаря ей, я встретил тебя…

- А при чем тут комета Галлея?

- А притом, что из-за этой кометы я уехал в экспедицию и меня, поэтому бросила жена. А притом, что перед тем как у меня выбило свет, я изучал вот этот самый снимок. А при том, что твоя бабушка…

- Ну, дальше мне уже известно…

Тайка и Игнат сидели на полу, завернувшись в старый плед, и рассматривали звездное небо. Это звездное небо было у них прямо над головой, поскольку экраном для проектора служил комнатный потолок.

- Красиво, - Тайка опустила голову и посмотрела на Игната. – Ты, как все гении, странный и сумасшедший, а я обычная и примитивная, как инфузория…У меня узкоколейное мышление и IQ нулевое.

- Зачем ты себя обзываешь? Ты не инфузория и ты не примитивная, – Игнат улыбнулся. – Ты, наоборот, очень даже необычная. Я когда тебя увидел, сразу понял, за тобой надо идти. Вот я и пошел.

- И ты теперь всегда за мной идти будешь?

- Ну, если ты бежать не станешь, и если я по дороге не споткнусь…


^ КВАРТИРА АРТЕМЬЕВЫХ.


Янга Львовна вытащила ящичек старого секретера и в ужасе ахнула…

- Ничего…Нет ничего! Шкатулка пропала!!! Она тут всегда была!!! Тут!!! – Янга Львовна затряслась всем своим сухеньким тельцем.

- Тише, Янушка, успокойся и дыши глубже…

За спиной у Янги Львовны стоял аккуратненький, ухоженный, весьма щегольски одетый старичок. Вместо одной руки у старичка красовался кожаный протез-печатка. Рядом с ним стоял седовласый, облаченный в деловой костюм, мужчина лет пятидесяти.

- Янга Львовна, квартиру не грабили? – мужчина наклонился к Янге.

- Как грабили? Как грабили?! Я целый день тут, как сторожевая собака сижу, - Янга достала батистовый кружевной платочек, принялась громко сморкаться. – Это все Дуська. Точно, это она. Дуська пить начала, ей на алкоголь деньги требуются…

- Янушка, не нервничай, это в нашем возрасте разрушительно для организма, - старичок погладил Янгу по плечу. – Побереги сердце, девочка…

- Кеша, что же теперь делать? Кеша-а-а! – Янга плаксиво наморщилась, но тут выражение ее лица резко изменилось, и Янга в ужасе прошептала. – Кеша, а ведь это я их перепрятала…

- Но вот видишь, дорогая, все замечательно, - старик улыбнулся, оголив ровные, вставные зубы. – А ты уже насилие над сердцем совершать надумала…

- Ой, Кеша, какая же я идиотка стала! - Янга захихикала, утирая мокрые глазки, возбужденно затараторила. – Вот от кого перепрятала, от себя ведь перепрятала, ослица старая. Бедную внучку в воровстве обвинила. А она ведь такая чудная девочка растет, послушная, добродушная. И старшая тоже красавица, умница. Они такие ласковые, такие заботливые, они так меня любят и балуют. А дочка у меня какая прелесть! Тихая, спокойная, лишнего слова никогда не скажет. Ой, Кеша, одна я в доме чучело огородное. Всех мучаю, всех. Из ума выжила, не помню, чего делаю. Ну надо же какая стала безголовая. Здравствуй склероз, вот это как называется…

- Ну все-все, зачем же так себя бичевать, Янушка? – старик присел на стул.

- Янга Львовна, у меня не очень много времени, давайте приступим к оценке, - седовласый мужчина сел рядом со стариком.

- Давайте-давайте, - Янга кивнула и засуетилась. Отъехала было от секретера, но тут же остановилась, вместе с коляской резко развернулась к мужчинам и едва слышно прошептала. – Кеша-а-а…

Глаза у Янги округлились и стали похожи на две большие пуговицы, тонкие бровки подскочили вверх, спрятались под крашеной челкой.

- Я…я…м-ммм…н-ннн…я…- Янга не могла выдавить из себя не слова.

- Что случилось, моя девочка? – старик придвинулся к Янге вместе со стулом.

- А…я….а-а-а-а-а…- Янга вдруг зарыдала в голос.

- Что случилась, ласточка? – старик вскочил со стула, кинулся к Янге. – Янушка?!

- А-а-а….А-а-а…- Янга судорожно вздрагивала, глотала слезы.

- Папа, по-моему, нужно вызвать «скорую», она не в себе, - мужчина достал мобильник.

- Нет! – Янга, наконец, издала членораздельный звук, в ужасе подскочила на кресле. – Я обещала Люле «скорую» больше не гонять без надобности…

- Янга Львовна, объясните тогда, что с вами происходит? – седовласый мужчина едва сдерживал раздражение.

- Тише, Гриша, не кипи и не повышай голос, Янушка очень ранимая…

- Кеша…Кеша…- Янга взмахнула кружевным платочком, виновато вжалась в кресло, сдавленно пробормотала. – Я…я…Я не помню. Куда. Я. Их. Перепрятала…


^ КВАРТИРА ГАЛЛЕЯ.


Тайка сидела на подоконнике, обхватив руками коленки, и смотрела на Игната. Игнат Арсеньевич Галлей сидел на полу. Рядом с ним, на полу, была разложена какая-то большая карта. В этой самой карте Игнат что-то подчеркивал и обводил красным карандашом.

- …вот это одна траектория а это другая Встретившись в радиусе

konstruirovanie-statusa-klienta-v-sisteme-adresnoj-pomoshi-odinokim-materyam.html
konstruirovanie-virtualnih-tehnologicheskih-processov-dlya-sistemi-kompyuternoj-podderzhki-podgotovki-inzhenerov-sistemotehnikov.html
konstrukcii-avtomobilnih-dvigatelej.html
konstrukcii-i-oboroti-anglijskogo-yazikaper-s-angl-a-s-ignateva-m-ao-buklet-1992-336-s-isbn5-85603-008-7-stranica-23.html
konstrukcii-iz-integralov-olimpiada-po-matematike-5-klassa.html
konstrukcii-sten.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chast-2-instrukciya-po-vipolneniyu-raboti.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/glava-13-pyanyashij-privkus-smerti-avtori-ivan-osipov-i-yuliya-kislyak-glava-1-voskresene-23-09.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-v-travkina.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/284-imena-i-metki-novih-peremennih-zadanie-parametrov-v-okne-polzovatelskih-propushennih-znachenij-9-2.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-sovremennaya-tehnika-i-tehnologiya-pererabotki-prudovih-rib-dlya-specialnosti-260302-tehnologiya-ribi-i-ribnih-produktov.html
  • tests.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-variant-1-statisticheskie-metodi-v-upravlenii-kachestvam-ponyatiya-vidi-otlichitelnie-osobennosti-kazhdogo-iz-nih-oformlenie-informaciya-i-vozmozhnie-puti-sovershenstvovaniya-kachestva-na-ih-osnove.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-rezultate-izucheniya-disciplini-kursanti-dolzhni-m-dlya-visshih-uchebnih-zavedenij-po-specialnosti-1-45-01-01-mnogokanalnie.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zayavlenie-o-vidache-vipiski-iz-reestra-licenzij-na-osushestvlenie-informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-3-kultura-kak-sistema-uchebnoe-posobie-gaudeamus-igitur.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-6-metodicheskie-ukazaniya-mu-1-1060-01-bbk-51-21-s-18.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-dekompoziciya-obektnosti-v-vospriyatii-vtorogo-poryadka-a-yu-antonovskij-niklas-luman-socialno-epistemologicheskoe.html
  • essay.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-za-fevral-2010-goda.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/krasnoyarskij-kraj-pokatashkin-roman-viktorovich-stranica-16.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-informatika-dlya-specialnostej-040101-soc-rabota-040201-sociologiya.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadanie-4-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-ekologiya-specialnost.html
  • spur.bystrickaya.ru/krimnalnij-kodeks-ukrani-2.html
  • institut.bystrickaya.ru/statya-46-otpuska-na-grazhdanskoj-sluzhbe-st-46-federalnij-zakon-ot-27-07-2004-n-79-fz-red-ot-28-12-2010-o-gosudarstvennoj-grazhdanskoj-sluzhbe-rossijskoj-federacii-prinyat-gd-fs-rf-07-07-2004.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-peterburg-f-m-dostoevskogo.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otchetnij-period-stranica-2.html
  • tests.bystrickaya.ru/literaturnie-pamyatniki-drevnej-yaponii.html
  • teacher.bystrickaya.ru/etap-1-interpolyacionnij-ryad-nyutona-funkcii-e-z-prosto-kak-obekt-prepodnesennij-nam-v-podarok-prirodoj-matushkoj.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vot-kak-veselo-mi-s-vami-poplyasali-teper-sadites-rebyata-metodicheskie-rekomendacii-10-soderzhanie-programmi.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novie-izvestiya-moskva-094-362008-rossijskie-zemletryaseniya-ne-svyazani-s-kitajskimi.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-rabochie-programmi-uchebnih-disciplin-programmi-praktik-i-organizaciya-nauchno-issledovatelskoj-raboti-obuchayushihsya-resursnoe-obespechenie-oop.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekologo-geograficheskoe-kartografirovanie-na-osnove-aerokosmicheskoj-informacii-metodicheskoe-posobie-stranica-4.html
  • abstract.bystrickaya.ru/102-buryatskij-filial-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-tomskij-gosudarstvennij-universitet.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-svoem-doklade-hochu-rasskazat-ob-organizacii-lekarstvennogo-obespecheniya-grazhdan-respubliki-tatarstan-na-regionalnom-urovne.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tele2-koshelek-blagotvoritelnost-bez-komissii-nedavno-v-bolshom-planetarii-moskvi-sostoyalas-blagotvoritelnaya.html
  • shkola.bystrickaya.ru/obshie-i-individualnie-svojstva-pravovih-sistem-stran-dalnego-vostoka.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-detej-invalidov-v-rossii-pravo-na-obrazovanie-socialnuyu-integraciyu-i-reabilitaciyu.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-sostoyanie-i-sovershenstvovanie-formirovaniya-18-stranica-7.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/variativnaya-chast-v-tch-disciplini-po-viboru-studenta.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/shelestyuk-e-v.html
  • predmet.bystrickaya.ru/socialnaya-psihologiya-zakonomernosti-obsheniya-i-vzaimodejstvie-lyudej.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiticheskie-materiali-o-sostoyanii-grazhdansko-patrioticheskogo-obrazovaniya-v-subektah-rossijskoj-federacii-oglavlenie.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.